Arms
 
развернуть
 
624272, г. Асбест, ул. Королева, д. 24
Тел.: (343-65) 2-04-65, 2-04-43 (т/ф)
asbestovsky.svd@sudrf.ru
схема проезда
показать на карте
624272, г. Асбест, ул. Королева, д. 24Тел.: (343-65) 2-04-65, 2-04-43 (т/ф)asbestovsky.svd@sudrf.ru
Уважаемые посетители сайта!
    После обновления программного обеспечения, отвечающего за работу сайта все судебные акты прикрепляются к соответствующим делам, поэтому для ознакомления с ними необходимо:
1. Зайти во вкладку «Судебное делопроизводство» на сайте суда;
2. Найти интересующее Вас дело по дате или через расширенный поиск доступный на этой странице;
3. Судебные акты будут доступны в правой колонке, прикрепленные к соответствующим делам в виде изображения файла;
4. Для просмотра необходимо нажать на изображение файла.
Информация по делам, отнесенная в установленном федеральным законодательством порядке к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну(коммерческую, служебную, и др.), на сайте суда размещению НЕ ПОДЛЕЖИТ.
ДОКУМЕНТЫ СУДА
БЮЛЛЕТЕНЬ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА (ТРЕТИЙ КВАРТАЛ 2009 ГОДА)

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

(ТРЕТИЙ КВАРТАЛ 2009 ГОДА)

 

Вопросы применения трудового законодательства

 

В соответствии со ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

 

П. с 01 августа 1989 года работала в ЗАО "Фанком" в должности сборщика пакетов клеильно-обрезного цеха.

Приказом от 13 февраля 2009 года N 22 она уволена с работы на основании п. 2 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (сокращение штата работников).

Считая увольнение незаконным, П. обратилась в суд с иском к ЗАО "Фанком" о восстановлении на работе, об оплате времени вынужденного прогула и о компенсации морального вреда, утверждая, что работодателем нарушено ее право на преимущественное оставление на работе.

По мнению истца, она, имея среднее специальное образование и 4 квалификационный разряд, имеет преимущественное право на оставление на работе, поскольку работодателем не уволены лица, занимающие должности сборщиков, но имеющие 3 квалификационный разряд и общее среднее образование; в 2000 году она работала в должности сменного мастера, в течение длительного времени исполняла обязанности бригадира.

Истец указала, что действительной причиной увольнения явились ее обращения осенью 2008 года в различные инстанции (к Уполномоченному по правам человека в Свердловской области, в Свердловскую областную профсоюзную организацию) по вопросам нарушения работодателем трудового законодательства.

Представитель ответчика, возражая против иска, ссылался на соблюдение требований трудового законодательства при увольнении истца с работы.

Решением Алапаевского городского суда исковые требования удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение суда первой инстанции отменено, постановлено новое решение об отказе в иске.

По надзорной жалобе П. президиум областного суда отменил определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда по следующим основаниям.

Удовлетворяя исковые требования о восстановлении на работе, суд первой инстанции установил, что увольнение П. произведено работодателем с нарушением требований ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку наличие среднего специального образования и 4 квалификационного разряда дает истцу преимущественное право перед другими работниками, имеющими общее среднее образование и более низкий квалификационный разряд (3 разряд), на оставление на работе.

Дана судом правовая оценка и дисциплинарному взысканию в виде замечания, наложенному на П. приказом от 16 апреля 2008 года N 58.

Судом установлено, что совершенный истцом дисциплинарный поступок не связан с выполнением обязанностей, предусмотренных трудовым договором.

Выводы суда первой инстанции о нарушении ответчиком процедуры увольнения истца подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, которым суд дал надлежащую правовую оценку по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В решении отражены результаты оценки и приведены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве обоснования выводов суда, другие отвергнуты судом.

В соответствии со ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, судебная коллегия, сославшись на несоответствие выводов суда установленным по делу обстоятельствам, указала в определении на отсутствие у П. преимущественного права на оставление на работе в связи с невыполнением им нормы выработки и наличием дисциплинарного взыскания.

По мнению судебной коллегии, имеющийся у истца более высокий квалификационный разряд связан с продолжительностью ее работы у ответчика и не свидетельствует о более высокой квалификации и производительности труда в сравнении с оставленными работниками.

Выводы судебной коллегии являются ошибочными, основаны на неправильном применении норм материального права и существенном нарушении норм процессуального права.

В соответствии со ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции вправе принять новое решение по делу в случаях, если судом первой инстанции обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены полно и правильно, но допущена ошибка в применении норм материального права и если обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом кассационной инстанции на основании имеющихся в деле, а также дополнительно представленных доказательств.

Как видно из материалов дела, при вынесении нового решения новые обстоятельства по делу судом кассационной инстанции не устанавливались, дополнительные доказательства не исследовались (выводы, изложенные в определении, постановлены на тех же доказательствах, которым суд первой инстанции дал правовую оценку по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации); в определении не указана ошибка в применении норм материального права, допущенная судом первой инстанции.

Противоречат нормам трудового законодательства и выводы суда кассационной инстанции о том, что наличие более высокого квалификационного разряда у работника не свидетельствует о его более высокой квалификации, следовательно, о наличии у него преимущественного права на оставление на работе.

В силу ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

Квалификация подтверждается документами об образовании, о повышении квалификации, о профессиональной переподготовке.

Согласно ст. 143 Трудового кодекса Российской Федерации, квалификационный разряд - это величина, отражающая уровень профессиональной подготовки работника.

Судом правильно установлено преимущественное право истца на оставление на работе в связи с наличием у нее более высокого квалификационного разряда в сравнении с оставленными работниками и среднего специального образования.

Допущенные судом кассационной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможно восстановление трудовых прав заявителя.

Определение судебной коллегии, постановленное с существенным нарушением норм материального и процессуального права, является незаконным и отменено с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 29 июля 2009 года, дело N 44-Г-45/2009

 

Вопросы применения законодательства

о защите прав потребителей

 

Судебные акты по делу о защите прав потребителя изменены в части размера взысканного штрафа, так как понесенные истцом в период рассмотрения настоящего дела расходы на оплату обследования строительных конструкций гаражного бокса незаконно учтены судом при определении размера штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей".

 

(извлечение)

 

З. обратился в суд с иском к ООО "Темп" о защите прав потребителя, сославшись на то, что в апреле 2004 года между ним и ответчиком был заключен договор инвестирования строительства гаражного бокса N 2, по условиям которого истец должен был оплатить в счет стоимости гаража 41 000 руб. и оставшуюся сумму - после окончания строительных работ (всего 63 000 руб.), а ООО "Темп" - передать З. данный гараж не позднее чем через 2 месяца с момента получения от истца разрешения на проведение строительно-монтажных работ. Свои обязательства по указанному договору З. исполнены, однако гараж ему передан не был.

Решением Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского от 20 июня 2008 года иск удовлетворен частично. В пользу З. с ООО "Темп" взысканы сумма, уплаченная по договору инвестирования строительства, в размере 41 000 руб., неустойка в размере 63 000 руб., а также компенсация морального вреда - 10 000 руб. и судебные расходы - 22 021 руб. В доход местного бюджета с ООО "Темп" взыскан штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя в размере 68 010 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 26 августа 2008 года решение суда в части размера неустойки и компенсации морального вреда изменено, взысканные судом первой инстанции суммы уменьшены с 63 000 руб. до 20 000 руб. и с 10 000 руб. до 3 000 руб. Соответственно уменьшен размер взысканного с ответчика штрафа с 68 010 руб. до 43 010 руб. 50 коп. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе представитель ООО "Темп" - Д., считая состоявшиеся судебные постановления в части размера взысканного с ответчика штрафа неправильными, просил их отменить.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации посчитала жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов данного дела видно и судом установлено, что в апреле 2004 года между сторонами по делу был заключен договор инвестирования строительства гаражного бокса N 2, по условиям которого истец должен был оплатить в счет стоимости гаража 41 000 руб. и оставшуюся сумму - после окончания строительных работ (всего 63 000 руб.), а ООО "Темп" - передать З. данный гараж не позднее чем через 2 месяца с момента получения от истца разрешения на проведение строительно-монтажных работ. Свои обязательства по указанному договору З. исполнил, однако гараж ему передан не был. В связи с этим истец обратился в суд с вышеназванными требованиями.

Удовлетворяя частично заявленные требования истца, суд также взыскал в доход местного бюджета с ООО "Темп" штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя в размере 68 010 руб.

Суд кассационной инстанции изменил решение суда первой инстанции в части размера неустойки и компенсации морального вреда, снизил взысканные судом денежные суммы. Соответственно суд кассационной инстанции уменьшил размер взысканного с ответчика штрафа.

Между тем, с судебными постановлениями в части размера взысканного с ответчика штрафа нельзя согласиться, поскольку они вынесены с существенным нарушением норм материального права.

Так, в соответствии с п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года "О защите прав потребителей" (с последующими изменениями и дополнениями) при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Как видно из судебных постановлений, при определении размера штрафа в сумму, из которой он исчислен, судебными инстанциями включены понесенные З. судебные расходы на оплату обследования строительных конструкций гаражного бокса в размере 22 021 руб.

Между тем, согласно п. 1 ст. 13 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года "О защите прав потребителей", за нарушение прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) несет ответственность, предусмотренную законом или договором.

Ответственность изготовителя (исполнителя, продавца), как следует из положений п. 3 ст. 13 и ст. 15 данного Закона, наступает в форме возмещения вреда, уплаты неустойки (пени) и компенсации морального вреда.

Следовательно, при определении размера штрафа за неудовлетворение ООО "Темп" в добровольном порядке установленных законом требований З. должны быть учтены взысканные судом в пользу истца суммы возмещения вреда (уплаченная З. сумма по договору инвестирования строительства гаража), неустойки и компенсации морального вреда.

Что касается судебных расходов, то вопросы, связанные с их возмещением, регулируются нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ст. 98), а не нормами Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года "О защите прав потребителей". Данные расходы, включая издержки, связанные с рассмотрением дела, как указано в надзорной жалобе, не могут быть включены в сумму, из которой на основании названного Закона производится исчисление штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.

Таким образом, понесенные истцом в период рассмотрения настоящего дела расходы на оплату обследования строительных конструкций гаражного бокса в размере 22 021 руб. незаконно учтены судом при определении размера штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года "О защите прав потребителей".

Вышеназванные требования Закона судом не были приняты во внимание при разрешении вопроса о взыскании в местный бюджет с ООО "Темп" штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя и привели к нарушению прав ответчика.

На основании изложенного состоявшиеся судебные постановления в указанной части признаны незаконными и изменены в части размера взысканного с ответчика штрафа. Размер взысканной с ООО "Темп" суммы штрафа в доход местного бюджета уменьшен с 43 010 руб. 50 коп. до 32 000 руб.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

от 30 июня 2009 года N 45-В09-4

 

Вопросы применения законодательства

о социальной защите граждан

 

На граждан, проживавших в 1949 - 1956 годах в населенных пунктах, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, и получивших накопленную эффективную дозу облучения свыше 7 сЗв (бэр), но не более 35 сЗв (бэр), действие Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" не распространяется. Указанным гражданам на основании ст. 9 Федерального закона от 26 ноября 1998 года N 175-ФЗ выплачивается ежемесячная компенсация в размере 100 руб., при этом нормы о ее индексации Федеральный закон не содержит.

 

(извлечение)

 

Ш. обратился в суд с иском к территориальному отраслевому исполнительному органу государственной власти Свердловской области Управлению социальной защиты населения Министерства социальной защиты населения Свердловской области по Орджоникидзевскому району г. Екатеринбурга об индексации ежемесячной денежной компенсации, ссылаясь на то, что является пострадавшим от воздействия радиации в результате аварии на производственном объединении "Маяк" и имеет право на льготы и компенсации, предусмотренные Федеральным законом от 26 ноября 1998 года N 175-ФЗ "О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча". На основании ст. 9 названного Федерального закона он имеет право на получение ежемесячной денежной компенсации в размере 100 руб., выплачиваемой ему с 03 апреля 2001 года, однако размер денежной компенсации ответчиком не индексируется. Ш. просил суд взыскать с ответчика в его пользу образовавшуюся задолженность по выплатам за период с 22 февраля 2001 года по 31 декабря 2007 года в сумме 30 085 руб. 60 коп., обязать выплачивать ему ежемесячно с 01 января 2008 года компенсацию в размере 607 руб. с дальнейшей индексацией в соответствии с законодательством.

Ответчик иск не признал.

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 11 декабря 2008 года исковые требования удовлетворены частично. С территориального отраслевого исполнительного органа государственной власти Свердловской области Управления социальной защиты населения Министерства социальной защиты населения Свердловской области по Орджоникидзевскому району г. Екатеринбурга в пользу Ш. за счет средств федерального бюджета взыскана задолженность по выплате ежемесячной денежной компенсации за период с 19 июня 2002 года по 31 декабря 2007 года в размере 3 249 руб. 96 коп. Территориальный отраслевой исполнительный орган государственной власти Свердловской области Управление социальной защиты населения Министерства социальной защиты населения Свердловской области по Орджоникидзевскому району г. Екатеринбурга обязан назначить Ш. и с 01 января 2008 года ежемесячно выплачивать за счет средств федерального бюджета денежную компенсацию в размере 195 руб. 63 коп. с последующей индексацией в установленном законом порядке. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 05 февраля 2009 года (с учетом изменений, внесенных определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 14 апреля 2009 года о разъяснении судебного постановления и исправлении описки) указанное решение суда первой инстанции изменено. Постановлено взыскать с территориального отраслевого исполнительного органа государственной власти Свердловской области Управления социальной защиты населения Министерства социальной защиты населения Свердловской области по Орджоникидзевскому району г. Екатеринбурга в пользу Ш. за счет средств федерального бюджета сумму задолженности за период с 22 февраля 2001 года по 31 декабря 2007 года в размере 21 619 руб. 33 коп.; ответчик обязан с 01 января 2008 года ежемесячно выплачивать Ш. денежную компенсацию в размере 548 руб. 81 коп. с последующей индексацией в установленном законом порядке.

В надзорной жалобе территориального отраслевого исполнительного органа государственной власти Свердловской области Управления социальной защиты населения Министерства социальной защиты населения Свердловской области по Орджоникидзевскому району г. Екатеринбурга содержалась просьба об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений со ссылкой на то, что судами была допущена существенная ошибка в применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления по следующим основаниям.

При рассмотрении настоящего дела судом первой и кассационной инстанций были допущены существенные нарушения норм материального права.

В ходе разрешения спора судом установлено, что Ш. в 1956 году проживал в населенном пункте Анчугово, подвергшемся загрязнению вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, получил накопленную эффективную дозу облучения свыше 7 сЗв (бэр), в связи с чем имеет право на льготы и компенсации, установленные Федеральным законом от 26 ноября 1998 года N 175-ФЗ "О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча". С 2001 года истцу производится выплата ежемесячной денежной компенсации, размер которой не индексируется, поскольку указанным Федеральным законом индексация данной денежной компенсации не предусмотрена.

В соответствии с ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 26 ноября 1998 года N 175-ФЗ "О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча" на перечисленные в ней категории граждан, оказавшихся в зоне влияния радиационного излучения, распространяется действие Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

В то же время ст. ст. 2 - 7 и 10 - 12 Федерального закона от 26 ноября 1998 года N 175-ФЗ "О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча" гражданам, указанным в пп. 1 - 4 и 7 ч. 1 ст. 1 данного Закона, гарантируются меры социальной поддержки, установленные для соответствующих категорий граждан в Законе Российской Федерации от 15 мая 1991 года N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". Что касается граждан, указанных в п. 6 ч. 1 ст. 1 названного Федерального закона, то есть граждан, которые в 1949 - 1956 годах проживали в населенных пунктах, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, и получили накопленную эффективную дозу облучения свыше 7 сЗв (бэр), но не более 35 сЗв (бэр), то им мера социальной поддержки в виде ежемесячной денежной компенсации в размере 100 руб. установлена непосредственно в самом Федеральном законе от 26 ноября 1998 года N 175-ФЗ, а именно в ст. 9.

Принимая решение о частичном удовлетворении заявленного иска, суд первой инстанции исходил из того, что отсутствие в п. 6 ч. 1 ст. 1 и ст. 9 Федерального закона от 26 ноября 1998 года N 175-ФЗ "О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча" нормы об индексации ежемесячной денежной компенсации, которая является формой возмещения вреда здоровью граждан, причиненного вследствие их проживания в 1949 - 1956 годах на определенных территориях, что повлекло получение ими накопленной эффективной дозы облучения, не предполагает возможности отказа в индексации названных сумм с целью компенсировать последствия инфляционных процессов.

При этом получаемую истцом ежемесячную денежную компенсацию, предусмотренную ст. 9 Федерального закона от 26 ноября 1998 года N 175-ФЗ "О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча", суд первой инстанции проиндексировал с применением коэффициентов инфляции, установленных федеральными законами о федеральном бюджете на соответствующий финансовый год и приведенных в Постановлениях Правительства Российской Федерации (от 25 мая 2005 года N 326 (2002 - 2004 годы), от 07 мая 2005 года N 292 (2005 год), от 25 апреля 2006 года N 246 (2006 год), от 21 марта 2007 года N 171 (2007 год)) в качестве антиинфляционных критериев увеличения размера выплат, осуществляемых гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Изменяя судебное решение, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что применению подлежит механизм индексации выплат в возмещение вреда здоровью граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, а именно определяющий увеличение размера получаемых выплат с 01 января 2001 года в 1,515 раза пропорционально росту минимального размера оплаты труда, в 2002 и 2003 годах с применением индексов роста величины прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации, с 2004 года по 2007 год исходя из уровня инфляции, устанавливаемого федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Судебная коллегия не согласилась с приведенными выводами суда первой и кассационной инстанций, поскольку они основаны на ошибочном толковании норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

Вопросы социальной защиты граждан, проживавших в 1949 - 1956 годах в населенных пунктах, подвергшихся воздействию радиоактивного загрязнения вследствие сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, регулируются Федеральным законом от 26 ноября 1998 года N 175-ФЗ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча".

Данным Федеральным законом установлен различный порядок социальной поддержки граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча.

Гражданам, указанным в пп. 1 - 4 и 7 ч. 1 ст. 1 названного Федерального закона, гарантируются меры социальной поддержки, установленные для соответствующих категорий граждан в Законе Российской Федерации от 15 мая 1991 года N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", в том числе предусмотренные нормами этого Закона об индексации выплачиваемых им компенсаций (ст. ст. 2 - 7 и 10 - 12 данного Федерального закона).

В то же время на граждан, перечисленных в п. 6 ч. 1 ст. 1 данного Федерального закона, а именно граждан, проживавших в 1949 - 1956 годах в населенных пунктах, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, и получивших накопленную эффективную дозу облучения свыше 7 сЗв (бэр), но не более 35 сЗв (бэр), действие Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" не распространено. Указанным гражданам на основании ст. 9 Федерального закона от 26 ноября 1998 года N 175-ФЗ "О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча" выплачивается ежемесячная компенсация в размере 100 руб. При этом нормы о ее индексации Федеральный закон не содержит.

Таким образом, действующее нормативное правовое регулирование не устанавливает каких-либо механизмов увеличения указанной денежной компенсации, в связи с чем до установления соответствующего правового регулирования не представляется возможным произвести индексацию ежемесячной денежной компенсации, выплачиваемой гражданам, названным в п. 6 ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 26 ноября 1998 года N 175-ФЗ "О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча".

С учетом изложенного выводы суда первой и кассационной инстанций о необходимости индексации получаемой истцом ежемесячной денежной компенсации, установленной ст. 9 Федерального закона от 26 ноября 1998 года N 175-ФЗ "О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча", в том числе с применением положений ст. 5 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", предусматривающей индексацию других выплат решением Правительства Российской Федерации, основаны на неправильном толковании и применении указанных норм материального права.

При таких обстоятельствах принятые по делу судебные постановления законными признаны быть не могут, в связи с чем они подлежат отмене.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия отменила судебные постановления и, не передавая дело на новое рассмотрение, приняла новое решение, которым в удовлетворении иска Ш. отказала.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

от 01 октября 2009 года N 45-В09-9

 

Споры, связанные с наследственными правами

 

В соответствии со ст. 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

 

В. обратился в суд с иском к Н. и С. о признании недействительным завещания, оставленного Б., в части распоряжения 1/4 долей в праве собственности на квартиру N 9, признании недействительным свидетельства о праве на наследство, полученного Н. на данную квартиру, признании за ним права собственности на 1/4 долю квартиры по праву наследования.

В обоснование исковых требований указал, что собственниками квартиры N 9 в равных долях являлись его бабушка Т. и ее супруг Б. В апреле 2004 года Т. умерла. Наследниками по закону умершей являлись супруг Б. и дочь А. (мать истца).

Однако свидетельство о праве на наследство по закону на принадлежавшую бабушке долю (1/2) было получено Б., который в свою очередь завещал квартиру своим сыновьям Н. и С. в равных долях. В августе 2006 года умерла А., в декабре 2006 года умер Б.; ответчиком Н. получено свидетельство о праве собственности по завещанию на указанную квартиру.

По мнению истца, его мать А. после смерти своей матери Т. фактически приняла наследственное имущество Т., но не оформила соответствующие документы, в связи с чем он, как наследник по закону своей матери А., имеет право на 1/4 долю в указанной выше квартире, на которую Н. получил свидетельство о праве собственности (С. отказался от наследства в пользу своего брата).

Решением Североуральского городского суда от 27 марта 2008 года, с учетом дополнений, внесенных определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 24 июня 2008 года, завещание, составленное Б. 21 июня 2006 года, умершим в декабре 2006 года, в части завещания Н. и С. квартиры N 9 признано недействительным; признано недействительным свидетельство о праве на наследство по закону, выданное 03 июля 2007 года Н.; за В. признано право собственности в порядке наследования на 1/4 долю, а за Н. - на 3/4 доли в квартире N 9.

По надзорной жалобе Н. президиум отменил состоявшиеся по делу судебные постановления по следующим основаниям.

При рассмотрении данного дела судебными инстанциями допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Удовлетворяя исковые требования, суд признал установленным факт принятия умершей в августе 2006 года А. (матерью истца) имущества своей матери Т. в виде 1/4 доли в квартире N 9, в связи с чем у истца возникло право собственности в порядке наследования на это имущество.

Выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права.

В соответствии со ст. 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Как видно из материалов дела, сособственниками спорной квартиры в равных долях являлись супруги Б. и Т.

Т. (бабушка истца) умерла в апреле 2004 года; наследниками умершей по закону являлись ее супруг Б. и дочь А.

14 октября 2004 года Б. получено свидетельство о праве на наследство по закону в виде 1/2 доли квартиры; 16 ноября 2004 года получено свидетельство о государственной регистрации права собственности на всю квартиру.

В соответствии со ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В декабре 2006 года умер Б., оставив завещание на спорную квартиру своим сыновьям Н. и С., то есть, используя права собственника, предусмотренные ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, распорядился принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению.

А. умерла в августе 2006 года. На момент своей смерти собственником спорной квартиры (1/4 доли) она не являлась; право собственности Б. на это имущество в период с октября 2004 года по август 2006 года не оспаривала.

Выводы суда о принадлежности А. на день ее смерти на праве собственности 1/4 доли в праве собственности на квартиру доказательствами не подтверждены.

Установление судом факта принятия А. оставшегося после смерти Т. имущества в виде садового домика и земельного участка не является основанием для признания за ней права собственности и на часть квартиры (что фактически и сделал суд, включив часть квартиры, принадлежавшей Б., в состав наследства, оставшегося после смерти А.), поскольку ни свидетельство о праве на наследство по закону, ни свидетельство о праве собственности на квартиру, выданное Б., она (А.) не оспаривала; в суд с таким иском не обращалась.

В соответствии со ст. 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Заинтересованность лица в судебной защите усматривается в том случае, если оно считает, что его права, свободы или охраняемые законом интересы неправомерно нарушены либо оспариваются.

Судом установлено, что на момент смерти наследодателя А. спорное имущество ей не принадлежало, имело другого собственника, кроме того, право собственности на это имущество ею не оспаривалось, следовательно, у В. (наследника А.) не могли возникнуть подлежащие судебной защите наследственные права на это имущество.

В связи с отсутствием доказательств принадлежности спорной квартиры (ее части) наследодателю А. выводы суда о включении в состав наследства указанного имущества и признании за истцом права собственности в порядке наследования противоречат требованиям ст. 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Допущенные судом нарушения норм материального права являются существенными, без их устранения невозможно восстановление прав Н. на наследственное имущество, оставшееся после смерти его отца Б.

Учитывая, что обстоятельства по делу установлены судом первой инстанции полно и правильно, по делу не требуется собирания и оценки дополнительных доказательств, но допущена ошибка в применении норм материального права, президиум, не передавая дело на новое рассмотрение, вынес новое решение об отказе в удовлетворении иска.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 15 июля 2009 года, дело N 44-Г-40/2009

 

В силу п. 4 ст. 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от государственной регистрации права наследника на наследуемое имущество, если такое право подлежит государственной регистрации.

Следовательно, наследник, обладая в силу закона правами собственника на наследственное имущество, вправе требовать устранения всяких нарушений своего права, в том числе и истребовать у лица, не имеющего права на это имущество, документы, подтверждающие право собственности наследодателя на спорное имущество.

 

Н. обратилась в суд с иском к Л. (супруге), Р., Д., И. (детям), З. (матери) - наследникам умершего В. - о признании права собственности и исключении из состава наследства 1/2 доли жилого дома N 5 и 1/2 доли земельного участка, на котором этот дом расположен.

В обоснование своих требований указала, что с апреля 1988 года проживала с В. одной семьей без регистрации брака.

В октябре 2007 года В. умер, не оставив завещание.

Наследниками по закону имущества, оставшегося после смерти В., являются ответчики.

Указанное имущество, по утверждению истца, приобретено в период совместного проживания с В., на совместные средства, но документы были оформлены в единоличную собственность В.

Л., возражая против иска, предъявила встречные исковые требования к Н. об истребовании документов, подтверждающих право собственности В. на спорный дом и земельный участок, а также ключей от дома, ссылаясь на то, что указанные документы находятся у Н., и она отказывается передать спорное имущество добровольно.

Решением Артемовского городского суда от 14 ноября 2008 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 03 февраля 2009 года, отказано в удовлетворении основного и встречного исков.

В надзорной жалобе Л. просила отменить состоявшиеся судебные постановления в части отказа в удовлетворении ее встречного иска, ссылаясь на существенные нарушения норм материального права, допущенные судебными инстанциями при рассмотрении встречных исковых требований.

Президиум отменил состоявшиеся по делу судебные постановления в части отказа в удовлетворении встречных исковых требований по следующим основаниям.

При вынесении решения об отказе в удовлетворении встречных исковых требований Л. об истребовании у Н. документов, подтверждающих право собственности наследодателя В. на спорное имущество, судебными инстанциями допущены существенные нарушения норм материального права.

Отказывая в удовлетворении встречных исковых требований об истребовании документов, подтверждающих право собственности В. на спорное недвижимое имущество, суд сослался на отсутствие у Л. предусмотренных законом прав на это имущество (документов, подтверждающих ее право собственности, иных документов, подтверждающих передачу ей спорного имущества на праве пожизненного владения, хозяйственного ведения, оперативного управления или по иному основанию, предусмотренному законом или договором); по существу суд признал установленным отсутствие у нее права требования этих документов, то есть права, подлежащего судебной защите.

С таким выводом согласилась и судебная коллегия.

Выводы судебных инстанций являются ошибочными, постановлены на неправильном толковании норм материального права.

В соответствии со ст. 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В силу ст. 305 Гражданского кодекса Российской Федерации права, предусмотренные ст. ст. 301 - 304 настоящего Кодекса, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного владения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника.

Принятие наследства, помимо его фактического принятия, осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследников о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство (ст. 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На основании п. 4 ст. 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от государственной регистрации права наследника на наследуемое имущество, если такое право подлежит государственной регистрации.

Положение о том, что принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства и его принятия (п. 4 ст. 1152, ст. 1162 Гражданского кодекса Российской Федерации), действует и в отношении недвижимого имущества и является исключением из общего правила, определяющего возникновение права на недвижимое имущество с момента государственной регистрации.

Судом установлено и подтверждено материалами дела, что Л. является наследником первой очереди В.

После его смерти (в октябре 2007 года) в установленный законом шестимесячный срок (26 октября 2007 года) Л. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства. Следовательно, в силу закона Л. является собственником наследственного имущества и вправе требовать устранения всяких нарушений своего права, в том числе истребовать у лица, не имеющего права на это имущество, документы, подтверждающие право собственности наследодателя на спорное имущество.

По объяснениям Л., отсутствие документов, подтверждающих право собственности наследодателя В. на спорное недвижимое имущество, лишает ее и других наследников В. возможности оформить свидетельство о праве на наследство по закону и осуществить государственную регистрацию прав на наследственное имущество.

Нахождение у Н. указанных документов (свидетельство о праве собственности на земельный участок и дом) подтверждено материалами дела.

Учитывая, что допущенные судом нарушения норм материального права являются существенными, повлияли на исход дела, без их устранения невозможна защита прав заявителя как собственника наследственного имущества, судебные постановления в обжалуемой части признаны незаконными и отменены.

Принимая во внимание, что обстоятельства по делу судом первой инстанции установлены полно и правильно, по делу не требуется собирания и оценки дополнительных доказательств, президиум, отменив судебные постановления в части отказа в удовлетворении встречных исковых требований, не передавая дело на новое рассмотрение, вынес новое решение об обязании Н. передать Л. документы, подтверждающие право собственности В. на земельный участок, (свидетельство о праве собственности на землю, выданное В., и приложение к нему); на дом N 5, расположенный на этом земельном участке, а также ключи от дома.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 05 августа 2009 года, дело N 44-Г-44/2009

 

Разное

 

Поскольку вред был причинен гражданину в результате уголовного преследования, осуществляемого частным обвинителем, положения гл. 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о реабилитации за счет средств федерального бюджета на истца не распространяются.

 

О. обратился в суд с иском к Ч. о возмещении имущественного и морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности. В обоснование заявленных требований указал, что приговором мирового судьи судебного участка N 1 Верхнесалдинского района от 30 января 2008 года, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, он был оправдан по частному обвинению Ч. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129 Уголовного кодекса Российской Федерации. За период рассмотрения уголовного дела он испытал нравственные страдания, понес имущественные расходы. Постановлением того же мирового судьи от 30 мая 2008 года в порядке, установленном ст. 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в его пользу с Ч. взысканы расходы на услуги защитника по уголовному делу в сумме 35 000 руб. Постановлением суда апелляционной инстанции от 22 июля 2008 года взысканная сумма снижена до 25 000 руб. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 10 сентября 2008 года постановления судов первой и апелляционной инстанций отменены, заявление О. направлено мировому судье для принятия решения о рассмотрении в порядке гражданского судопроизводства.

Истец просил взыскать с Ч. компенсацию морального вреда в сумме 70 000 руб., расходы на услуги адвоката: 30 000 руб. - за участие в рассмотрении уголовного дела по существу, 5 000 руб. - за участие в разрешении вопроса о возмещении расходов в уголовном процессе, 5 000 руб. - за подготовку искового заявления и участие в гражданском процессе.

Ответчик Ч. иск не признала. Пояснила, что ее обращение с заявлением о привлечении истца к уголовной ответственности обусловлено результатами служебного расследования, в ходе которого О. признался в совершении в отношении ее неправомерных действий, морального вреда истцу она не причиняла. По ее мнению, у истца не было необходимости обращаться за помощью к адвокату, поскольку ему предлагался адвокат по назначению.

Решением Верхнесалдинского городского суда от 17 декабря 2008 года с Ч. в пользу О. взысканы денежная компенсация морального вреда в размере 15 000 руб., расходы на защитника в сумме 25 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в сумме 5 000 руб., государственная пошлина в федеральный бюджет в сумме 100 руб., в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 12 февраля 2009 года решение Верхнесалдинского городского суда от 17 декабря 2008 года в части взыскания с Ч. в пользу О. денежной компенсации морального вреда в размере 15 000 руб., расходов на оплату услуг представителя в сумме 5 000 руб. и государственной пошлины в федеральный бюджет в сумме 100 руб. отменено с вынесением нового решения об отказе в иске, в части взыскания с Ч. в пользу О. расходов на защитника в сумме 25 000 руб. решение отменено, производство по делу прекращено, О. разъяснено право на обращение по данному вопросу в порядке, установленном ст. 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

В надзорной жалобе О. просил отменить кассационное определение как незаконное, нарушающее его право на судебную защиту, решение суда первой инстанции изменить в части взыскания с ответчика расходов на оплату услуг защитника, увеличив размер взысканной суммы до реально выплаченных 35 000 руб. Указывал на то, что при повторном обращении по вопросу компенсации расходов на услуги защитника в рамках уголовного судопроизводства письмом заместителя председателя Свердловского областного суда от 14 апреля 2009 года ему разъяснено, что данный вопрос разрешается в гражданском судопроизводстве. Полагал, что право частного обвинителя на обращение в суд не исключает право незаконно привлеченного к уголовной ответственности на компенсацию морального вреда.

Президиум отменил кассационное определение по следующим основаниям.

В соответствии с абз. 2 ст. 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 настоящего Кодекса.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судья отказывает в принятии искового заявления, в том числе в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания с ответчика в пользу истца расходов на оплату услуг защитника по уголовному делу и прекращая производство по делу в этой части по основаниям, предусмотренным абз. 2 ст. 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам указала, что согласно ст. 135 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации возмещение реабилитированному имущественного вреда, в том числе сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи по уголовному делу, производится в порядке, установленном ст. 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Эти выводы суда кассационной инстанции противоречат нормам процессуального права.

Пункт 34 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации определяет реабилитацию как порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

В силу ст. 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Уголовное дело в отношении О. возбуждено по ч. 1 ст. 129 Уголовного кодекса Российской Федерации в порядке, предусмотренном ст. 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, путем подачи Ч. заявления мировому судье и является делом частного обвинения.

Ввиду того, что уголовное преследование О. осуществлялось не государством, а частным обвинителем Ч., положения гл. 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о реабилитации за счет средств федерального бюджета (ст. ст. 133 - 139) на О. не распространяются. В связи с этим кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 10 сентября 2008 года отменены постановления судов первой и апелляционной инстанций о возмещении О. расходов на услуги защитника в порядке реабилитации, его заявление направлено в суд первой инстанции для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Таким образом, О. не имел возможности защитить свое имущественное право иным способом кроме предъявления искового заявления в порядке гражданского судопроизводства. Поэтому суд кассационной инстанции не вправе был прекращать производство по делу в соответствующей части на основании абз. 2 ст. 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Удовлетворяя требования О. о компенсации морального вреда, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. ст. 150, 151, 1101, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд указал, что для возложения на ответчика ответственности за причиненный вред имеются в наличии все необходимые условия: претерпевание истцом морального вреда в виде нравственных страданий, связанных с нарушением права на честь и доброе имя, переживаниями по поводу предъявленного обвинения, необходимостью приводить доводы в свою защиту на работе и в семье; неправомерные действия ответчика как частного обвинителя, осуществляющего незаконное уголовное преследование, подтвержденные вынесением оправдательного приговора, причинная связь между неправомерными действиями ответчика и причиненным вредом, вина ответчика в причинении вреда.

Отменяя решение суда первой инстанции в этой части с вынесением нового решения об отказе в иске, судебная коллегии исходила из того, что в силу взаимосвязанных положений ст. 1070 и ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации факт вынесения оправдательного приговора по делу публичного либо частно-публичного обвинения является безусловным основанием для компенсации морального вреда государством. Поскольку требования О. о компенсации морального вреда обоснованы вынесением оправдательного приговора по делу частного обвинения, эти нормы к спорным отношениям не применимы. Обращаясь в суд, Ч. реализовала конституционное право на судебную защиту, поводом для обращения послужили пояснения О. о совершении в отношении ее неправомерных действий; ответчик не злоупотребила своим правом, к уголовной ответственности за заведомо ложный донос не привлекалась. В силу общих правил ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации требование оправданного по делу частного обвинения о компенсации морального вреда может быть удовлетворено только при установлении факта противоправности действий причинителя вреда, что в данном случае не установлено.

Эти выводы суда кассационной инстанции основаны на неправильном применении норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного привлечения к уголовной ответственности.

В соответствии п. 55 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное преследование - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Статья 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что в зависимости от характера и тяжести совершаемого преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

В силу ст. 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовные дела частного обвинения возбуждаются в отношении конкретного лица путем подачи потерпевшим заявления в суд. Заявление должно содержать наряду с иными сведениями данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности.

Незаконность привлечения О. к уголовной ответственности, следовательно, и противоправность действий частного обвинителя по изобличению подсудимого в совершении преступления подтверждены вступившим в законную силу приговором суда, которым О. оправдан по предъявленному обвинению в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

На основании вышеприведенных положений ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации ответственность частного обвинителя как причинителя вреда наступает в таком случае независимо от вины, что не противоречит положениям ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Принятые во внимание судом кассационной инстанции обстоятельства причинения вреда в соответствии со ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации могли быть учтены при определении размера компенсации морального вреда.

С учетом изложенного президиум отменил кассационное определение как постановленное с существенными нарушениями материальных и процессуальных норм и, следовательно, права истца на судебную защиту, направил дело на новое кассационное рассмотрение.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 26 августа 2009 года, дело N 44-Г-48/2009

 

Особое производство

 

Оставляя заявление об установлении юридического факта без рассмотрения, суд не учел, что между лицами, участвующими в деле, возник не спор о праве, а спор о факте. Разрешение такого спора охватывается рамками особого производства.

 

Я. обратился в суд с заявлением об установлении юридического факта нахождения на иждивении дочери С. - военнослужащего войсковой части N 3469.

Определением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 24 марта 2009 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 07 мая 2009 года, заявление Я. оставлено без рассмотрения.

По надзорной жалобе Я. президиум отменил определения судов первой и второй инстанций по следующим основаниям.

В обоснование определения об оставлении заявления об установлении юридического факта без рассмотрения суд первой инстанции указал, что имеет место спор о праве на получение Я. как членом семьи военнослужащего различных льгот за счет средств федерального бюджета, данный спор также затрагивает интересы Министерства обороны Российской Федерации и иных федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, в том числе права и законные интересы войсковой части N 3469, через кассу которой будет осуществляться предоставление льгот, и этот спор подлежит разрешению судом в порядке искового производства.

Эти суждения суда первой инстанции, с которыми согласилась судебная коллегия, противоречат нормам процессуального права и материалам дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Реализация конституционного права граждан на судебную защиту в сфере правоотношений, предусмотренных ст. 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, осуществляется в соответствии с порядком, регламентированным Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 ст. 262, п. 2 ч. 2 ст. 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, в том числе фактов нахождения на иждивении, рассматриваются в порядке особого производства.

В силу ст. 267 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в заявлении об установлении факта, имеющего юридическое значение, должно быть указано, для какой цели заявителю необходимо установить данный факт.

Указывая, что установление факта нахождения на иждивении необходимо ему для предоставления льгот, предусмотренных Федеральным законом "О статусе военнослужащих", Я. тем самым выполнил требования ст. 267 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Само по себе наличие у заявителя таких целей не могло служить основанием для оставления заявления без рассмотрения.

Согласно п. 5 ст. 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих", к членам семей военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, на которых распространяются предусмотренные законом социальные гарантии, компенсации, относятся супруга (супруг); несовершеннолетние дети; дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет; дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных учреждениях по очной форме обучения; а также лица, находящиеся на иждивении военнослужащих.

Приказом Министра обороны Российской Федерации от 19 декабря 2005 года N 085 предусмотрен порядок внесения в личное дело военнослужащего сведений о членах его семьи, в том числе лицах, находящихся на его иждивении, на основании рапорта военнослужащего и подтверждающих документов (о размере получаемой пенсии, характере и размере оказываемой помощи и других). Указанные сведения принимаются во внимание при разрешении вопросов о предоставлении льгот, предусмотренных Федеральным законом "О статусе военнослужащих". Представитель заинтересованного лица пояснил, что названный Приказ применяется подразделениями внутренних войск, к которым относится войсковая часть N 3469, в отсутствие собственного правового регулирования.

Отказ командования военнослужащего в удовлетворении его рапорта (как это произошло с рапортом С. на имя командира войсковой части) не исключает право на обращение в суд с заявлением об установлении факта нахождения на иждивении в порядке особого производства.

В соответствии с ч. 1 ст. 263 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дела особого производства рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными гл. 27 и главами 28 - 38 настоящего Кодекса.

По смыслу общих положений гл. 27 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в особом производстве допускается между лицами, участвующими в деле, наличие спора о юридическом факте, поскольку этот факт не является очевидным, и заинтересованными лицами могут быть заявлены возражения относительно достоверности обстоятельств, обосновывающих факт, которые должны быть рассмотрены судом по существу в рамках особого производства. Выяснение юридически значимых обстоятельств, связанных с оказанием помощи военнослужащим лицу, полагающему себя его иждивенцем, установление конкретного соотношения между объемом такой помощи и собственными доходами заявителя, признание (или непризнание) данной помощи постоянным и основным источником средств существования относятся к компетенции суда, рассматривающего дело из категории, предусмотренной п. 2 ч. 2 ст. 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу ч. 3 ст. 263 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оставление без рассмотрения заявления об установлении юридического факта возможно лишь тогда, когда установление факта связывается с последующим разрешением спора о праве, подведомственного суду.

Выводы судов двух инстанций о наличии спора о праве не отвечают требованиям ст. 225 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, неконкретны, немотивированны. Ни суд первой инстанции, ни судебная коллегия не указали, что объективно свидетельствует о наличии такого спора между заинтересованными в исходе дела лицами, о каком праве идет спор и в чем он выражается, не привели каких-либо ссылок на доказательства.

Вместе с тем из имеющейся в деле переписки старшего прапорщика С. с командиром войсковой части, пояснений представителя заинтересованного лица в заседаниях судов первой и надзорной инстанций следует, что право Я. на получение льгот и его право на установление факта, имеющего юридическое значение, в особом производстве войсковой частью не оспариваются. Представитель заинтересованного лица заявлял лишь о недоказанности факта нахождения на иждивении.

Таким образом, в действительности между лицами, участвующими в деле, возник не спор о праве, а спор о факте. Разрешение такого спора охватывается рамками особого производства.

Предполагаемый судом правовой интерес иных лиц не препятствовал рассмотрению дела в порядке особого производства, поскольку в особом производстве допускается привлечение иных заинтересованных лиц к участию в деле.

Ссылаясь на заинтересованность в исходе дела Министерства обороны Российской Федерации, суды не учли, что войсковая часть N 3469 как относящаяся к внутренним войскам находится в подчинении Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Допущенные судами нарушения процессуального права являются существенными, повлияли на исход дела, без отмены судебных постановлений невозможно восстановление нарушенного права заявителя на рассмотрение дела в установленном гражданским процессуальным законодательством порядке.

Ввиду изложенного определения суда первой инстанции и судебной коллегии отменены с направлением дела на новое рассмотрение по существу в суд первой инстанции в ином составе.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 14 октября 2009 года, дело N 44-Г-56/2009

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

 

Представительство в суде

 

Адвокат, назначенный судом для представления интересов ответчика, место жительства которого неизвестно, обладающий в силу предоставленных законом полномочий правом кассационного обжалования решения суда, вправе ходатайствовать об освобождении от уплаты государственной пошлины за подачу такой кассационной жалобы, так как представляемое лицо не осведомлено о судебном процессе и не может реализовать свои процессуальные права и исполнить процессуальные обязанности.

 

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 04 марта 2009 года удовлетворены исковые требования сособственников жилого помещения N 1 Г., П., Р. о признании В. утратившей право пользования данным жилым помещением, о снятии с регистрационного учета по вышеуказанному адресу на основании ст. 292 Гражданского кодекса Российской Федерации. Интересы В. в суде первой инстанции представлял адвокат Рогов М.В., который был назначен судом на основании ст. 50 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с неизвестностью места нахождения ответчика. В судебном заседании представитель В. - адвокат Рогов М.В. - исковые требования не признал, ссылаясь на то, что В. не относится к бывшим членам семьи собственника жилого помещения, по волеизъявлению наследодателя Ю., разрешившего ее регистрацию в жилом помещении по месту пребывания, она имеет право пользования данным жилым помещением до 2010 года

Не согласившись с принятым по делу решением, адвокат Рогов М.В. 11 марта 2009 года обратился с предварительной кассационной жалобой на решение суда. Данная жалоба определением суда от 12 марта 2009 года была оставлена без движения ввиду непредставления мотивированной кассационной жалобы с копиями по числу лиц, участвующих в деле, а также отсутствия документа, подтверждающего уплату государственной пошлины; заявителю предоставлен срок для устранения недостатков кассационной жалобы до 03 апреля 2009 года.

02 апреля 2009 года представитель ответчика В. - адвокат Рогов М.В. - представил мотивированную кассационную жалобу, приложив ее копии для лиц, участвующих в деле (4 экземпляра), а также заявил ходатайство о предоставлении В. отсрочки уплаты государственной пошлины за подачу кассационной жалобы до вступления решения суда в законную силу.

Определением суда от 06 апреля 2009 года в удовлетворении заявления о предоставлении отсрочки уплаты государственной пошлины за подачу кассационной жалобы отказано, заявителю предоставлен срок для уплаты государственной пошлины до 21 апреля 2009 года.

В частной жалобе адвокат Рогов М.В. просил определение об отказе в предоставлении отсрочки уплаты государственной пошлины отменить, ссылаясь на отсутствие у него в силу п. 1 ст. 45, п. 2 ст. 27 Налогового кодекса Российской Федерации обязанности по уплате государственной пошлины за представляемое лицо (плательщика государственной пошлины), необходимость предоставления ответчику отсрочки по уплате государственной пошлины с целью обеспечения соблюдения его прав, в том числе права на судебную защиту.

Судебная коллегия отменила обжалуемое определение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 90 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания и порядок предоставления отсрочки или рассрочки уплаты государственной пошлины устанавливаются в соответствии с законодательством о налогах и сборах.

В силу с п. 2 ст. 333.20 Налогового кодекса Российской Федерации суды общей юрисдикции, исходя из имущественного положения плательщика, вправе уменьшить размер государственной пошлины, подлежащей уплате по делам, рассматриваемым указанными судами, либо отсрочить (рассрочить) ее уплату в порядке, предусмотренном ст. 333.41 настоящего Кодекса.

Согласно п. 1 ст. 333.41 Налогового кодекса Российской Федерации, отсрочка или рассрочка уплаты государственной пошлины предоставляется по ходатайству заинтересованного лица в пределах срока, установленного п. 1 ст. 64 настоящего Кодекса (не более одного года).

Указанные нормы направлены на обеспечение конституционного права граждан на судебную защиту с тем, чтобы невозможность уплаты государственной пошлины до совершения юридически значимого действия (в данном случае до подачи кассационной жалобы - подп. 1 п. 1 ст. 333.18 Налогового кодекса Российской Федерации) не привела к ограничению права граждан на судебную защиту и не являлась, в частности, неустранимым препятствием для реализации гражданином права на обжалование решения суда.

Судом отказано в удовлетворении заявления о предоставлении В. отсрочки уплаты государственной пошлины со ссылкой на отсутствие доказательств, подтверждающих ее имущественное положение, не позволяющее произвести уплату государственной пошлины в сумме 50 руб. Однако, как следует из материалов дела, место нахождения В. неизвестно, ее интересы в судебном заседании представлял адвокат по назначению суда на основании ст. 50 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, таким образом, данные об имущественном положении В. не могли быть получены и представлены по объективным причинам. Отсутствие же таких сведений, по мнению суда кассационной инстанции, не может рассматриваться в данном случае как безусловное основание для отказа в удовлетворении заявления об отсрочке уплаты государственной пошлины, так как уплата государственной пошлины до подачи кассационной жалобы (как это предусмотрено подп. 1 п. 1 ст. 333.18 Налогового кодекса Российской Федерации) фактически невозможна ввиду неизвестности места нахождения ответчика В.

В соответствии со ст. 50 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации адвокат вправе обжаловать решение суда в кассационном порядке, так как он имеет полномочия не по соглашению с ответчиком, а в силу закона, и указанное право объективно необходимо для защиты прав ответчика, место жительства которого неизвестно. На адвокате, назначенном судом представителем ответчика на основании ст. 50 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не лежит обязанность уплаты государственной пошлины за представляемое лицо, в том числе за счет средств, выплачиваемых в виде компенсации расходов на участие адвоката в рассмотрении гражданского дела, так как данная компенсация, финансируемая из средств областного бюджета в соответствии с Постановлением Правительства Свердловской области от 05 июля 2006 года N 579-ПП, не направлена на возмещение расходов лиц, участвующих в деле, на уплату государственной пошлины.

Отказ в удовлетворении заявления адвоката Рогова М.В. о предоставлении ответчику отсрочки уплаты государственной пошлины до момента вступления в законную силу решения суда может привести к нарушению права В. на кассационное обжалование, а в конечном итоге - ее права на судебную защиту материальных прав, оспариваемых в данном деле истцами. С учетом изложенного судебная коллегия считает необходимым отменить обжалуемое определение и удовлетворить заявление адвоката - представителя В. - о предоставлении ей отсрочки уплаты государственной пошлины за подачу кассационной жалобы до момента вступления в законную силу решения суда.

Суд кассационной инстанции полагает также, что по смыслу ст. 50 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с учетом положений, содержащихся в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 2006 года N 272-О, адвокат, назначенный судом для представления интересов ответчика, место жительства которого неизвестно, обладающий в силу предоставленных законом полномочий правом кассационного обжалования решения суда, вправе заявлять об освобождении от уплаты государственной пошлины за подачу такой кассационной жалобы, так как представляемое лицо не осведомлено о судебном процессе и не может реализовать свои процессуальные права и исполнить процессуальные обязанности, место нахождения данного лица неизвестно, таким образом, по истечении периода, на который испрашивается отсрочка уплаты государственной пошлины, обязанность по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы исполнена этим лицом не будет.

Принимая во внимание, что на решение суда представителем ответчика в установленный срок подана кассационная жалоба, которая оставлена без движения ввиду неуплаты государственной пошлины, и отказ в удовлетворении заявленного ходатайства может привести к нарушению права В. на судебную защиту, суд кассационной инстанции нашел возможным и правомерным предоставить ответчику отсрочку уплаты государственной пошлины до момента вступления в законную силу решения суда, при этом учел, что разрешение данного ходатайства не препятствует обращению адвоката, назначенного судом для представления интересов ответчика, место жительства которого неизвестно, с заявлением об освобождении от уплаты государственной пошлины за подачу кассационной жалобы.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 14 мая 2009 года, дело N 33-4867/2009

 

Решение суда

 

В соответствии со ст. 214 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, копии решения суда высылаются не позднее чем через пять дней со дня принятия решения суда в окончательной форме.

 

Сбербанк России в лице Уральского банка Сбербанка России обратился в суд с иском к Т., К., Л., Р., М., Инспекции Федеральной налоговой службы России по Ленинскому району г. Екатеринбурга (далее - ИФНС), Федеральному агентству по управлению федеральным имуществом о взыскании суммы задолженности и об обращении взыскания на заложенное имущество.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 28 мая 2008 года в пользу Сбербанка России в лице Уральского банка Сбербанка России солидарно взысканы с Т., К., Российской Федерации в лице ИФНС и Федерального агентства по управлению федеральным имуществом задолженность по кредитному договору от 09 февраля 2005 года N 44362 в размере 152 600 руб., государственная пошлина в размере 3 126 руб., а также обращено взыскание на заложенное имущество, переданное по договору залога, заключенному с А.З., установлена начальная продажная стоимость этого имущества - легкового автомобиля ВАЗ-21150, 2005 года выпуска, в размере 152 600 руб., в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Не согласившись с таким решением, представитель ИФНС подал в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга кассационную жалобу с заявлением о восстановлении срока кассационного обжалования.

Определением судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 05 сентября 2008 года в удовлетворении заявления представителя ИФНС отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 31 марта 2009 года определение суда первой инстанции оставлено без изменения, частная жалоба представителя налогового органа - без удовлетворения.

Президиум отменил определения судов первой и кассационной инстанций по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 336 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на решения всех судов в Российской Федерации, принятые по первой инстанции, за исключением решений мировых судей, сторонами и другими лицами, участвующими в деле, может быть подана кассационная жалоба.

Согласно ст. 338 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба может быть подана в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

В статье 339 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлены требования к содержанию кассационной жалобы: наряду с иными сведениями в ней должны быть указаны решение, которое обжалуется, требования лица, подающего жалобу, а также основания, по которым это лицо считает решение суда неправильным.

В силу ч. 1 ст. 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

В пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года N 12 "О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции" разъяснено, что к уважительным причинам пропуска срока кассационного обжалования могут быть отнесены, в частности, случаи, когда копия решения суда получена стороной, не участвовавшей в судебном заседании, по истечении срока обжалования или когда времени, оставшегося до истечения этого срока, явно недостаточно для ознакомления с материалами дела и составления мотивированной кассационной жалобы либо когда несоблюдение судом установленного ст. 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации срока, на который может быть отложено составление мотивированного решения, привело к невозможности подачи кассационных жалобы и представления в установленный для этого срок.

Отказывая в удовлетворении ходатайства ИФНС о восстановлении срока кассационного обжалования, суд первой инстанции указал, что представитель ответчика присутствовал в судебном заседании 28 мая 2008 года, имел возможность подать кассационную жалобу на решение, изготовленное 01 июня 2008 года, в предусмотренный Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации срок. То обстоятельство, что ответчик получил копию мотивированного решения по своему запросу лишь 22 июля 2009 года, правового значения не имеет, так как суд не обязан направлять копию решения лицу, присутствовавшему в судебном заседании.

Соглашаясь с судом первой инстанции, судебная коллегия дополнительно сослалась на то, что представитель ответчика знал о вынесенном решении, поскольку отметок о том, что он удалился из судебного заседания, в протоколе не имеется.

Выводы судов первой и кассационной инстанции противоречат нормам процессуального права и материалам дела.

Как следует из материалов дела, представитель ИФНС в письменном отзыве от 15 мая 2008 года просил рассмотреть дело в отсутствие представителя налогового органа как ненадлежащего ответчика, направить в адрес ИФНС копию принятого решения.

В судебном заседании 28 мая 2008 года тот же представитель дополнительно пояснил, что сведения о наличии имущества, принадлежавшего ранее А.З., впервые поступили в ИФНС 15 мая 2008 года, имущество скончавшегося заемщика не принято ни наследниками, ни государством, в соответствии с п. 3 ст. 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации до принятия наследства требования кредиторов к наследодателю могут быть предъявлены к исполнителю завещания либо наследственному имуществу, в последнем случае суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода выморочного имущества в порядке наследования к государству. Обоснованность таких пояснений подтверждена имеющимся в деле постановлением судебного пристава-исполнителя о розыске имущества А.З. - автомобиля ВАЗ-21150. Заявив ходатайство о приостановлении производства по делу, представитель ИФНС удалился из судебного заседания. Согласно протоколу судебного заседания от 28 мая 2008 года, дальнейшее рассмотрение дела со стадии исследования доказательств состоялось в отсутствие представителя ИФНС, с чем согласились иные участники процесса.

Таким образом, при окончании рассмотрения дела представитель ответчика не присутствовал, о результатах судебного разбирательства не знал.

В соответствии со ст. 214 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, копии решения суда высылаются не позднее чем через 5 дней со дня принятия решения суда в окончательной форме. В силу ст. 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, п. 7.6 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной Приказом Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 29 апреля 2003 года N 36 (в ред. Приказов Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 01 августа 2005 года N 85, от 27 декабря 2006 года N 146, от 23 января 2007 года N 6), в остальных случаях копии решений, определений выдаются лицам, участвующим в деле, по их просьбе.

Копия решения Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 28 мая 2008 года в установленный законом 5-дневный срок со дня изготовления мотивированного решения (01 июня 2008 года) лицам, участвовавшим в деле и не присутствовавшим в судебном заседании 28 мая 2008 года, не высылалась. В адрес ответчиков Л., М., Федерального агентства по управлению федеральным имуществом копии решения были направлены по инициативе суда лишь 30 июля 2008 года. Запрос представителя ИФНС о выдаче копии мотивированного решения, поступивший в суд в период срока кассационного обжалования - 09 июня 2008 года, был исполнен лишь 09 июля 2008 года. Как установил суд первой инстанции, копия решения суда, высланная судом по почте, получена налоговым органом 22 июля 2008 года. Кассационная жалоба с ходатайством о восстановлении пропущенного процессуального срока подана 29 июля 2009 года - до истечения 10 дней со дня получения копии решения.

С выводами судов о том, что ответчик, не присутствовавший в судебном заседании при окончании рассмотрения дела и, соответственно, не знавший о результатах судебного разбирательства, получивший копию решения с задержкой, в результате неисполнения судом требований ст. 214 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и позднего рассмотрения запросов судом, не имел уважительных причин для пропуска 10-дневного срока кассационного обжалования, поскольку суд не обязан предоставлять ему копию решения, нельзя согласиться. В силу требований ст. 339 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к содержанию кассационной жалобы неознакомление ответчика с решением суда первой инстанции объективно препятствует подаче кассационной жалобы.

С учетом изложенного президиум отменил обжалуемые определения судов первой и второй инстанций как существенно нарушающие процессуальные нормы и право заявителя надзорной жалобы на судебную защиту. Заявление ИФНС о восстановлении срока подачи кассационной жалобы на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 28 мая 2008 года передал на новое рассмотрение в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 05 августа 2009 года, дело N 44-Г-47/2009

 

Оставление заявления без рассмотрения

 

На правоотношения, связанные с обжалованием решений налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, возникшие с 01 января 2009 года, распространяется правило, согласно которому решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть обжаловано в судебном порядке только после обжалования этого решения в вышестоящем налоговом органе.

 

Ж. обратилась в суд с заявлением о признании незаконными решения Инспекции ФНС России по г. Лесному от 22 сентября 2008 года N 4706 и требования от 13 октября 2008 года N 972.

В обоснование требований заявитель указала, что имеет право на имущественный налоговый вычет от продаж жилых помещений. Данный вычет был определен ей в соответствии с налоговым законодательством, и с учетом данного вычета был уплачен налог в размере 33 800 руб. Ж. указала, что решение от 22 сентября 2008 года N 4706 принято с нарушением срока, установленного ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации, и что в требовании от 13 октября 2008 года N 972 не учтен размер добровольно уплаченного налога.

В судебном заседании заявитель уточнила требования и просила признать решение налогового органа, принятое на основании поданной ею уточненной декларации, незаконным по основанию мнимости сделки купли-продажи квартиры N 13 в г. Лесном, так как доходы от продажи заявителем получены не были, квартира была продана матери заявителя и фактически смены собственника квартиры не произошло.

30 апреля 2008 года Ж. подала в Инспекцию ФНС России по г. Лесному декларацию по налогу на доходы физических лиц за 2007 год с заявлением о предоставлении имущественного налогового вычета в связи с продажей в 2007 году 3-х квартир, находящихся в собственности менее 3-х лет.

21 июля 2008 года Инспекцией ФНС России по г. Лесному Ж. было направлено требование N 885 о предоставлении письменных пояснений в связи с выявленным завышением имущественного налогового вычета, которое было получено заявителем 26 июля 2008 года.

08 июля 2008 года Ж. в Инспекцию ФНС России по г. Лесному была предоставлена уточненная декларация, согласно которой заявитель воспользовалась правом, предусмотренным абз. 2 подп. 1 п. 1 ст. 220 Налогового кодекса Российской Федерации, и уменьшила сумму своих облагаемых налогом доходов на сумму фактически произведенных ею и документально подтвержденных расходов.

Решением Инспекции ФНС России по г. Лесному от 22 сентября 2008 года N 4706 Ж. привлечена к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в размере 16 380 руб.; также данным решением с учетом добровольно уплаченной заявителем суммы начислен налог на доходы физических лиц в размере 130 000 руб.

13 октября 2008 года Инспекцией ФНС России по г. Лесному заявителю выставлено требование N 972 об уплате налога в размере 163 800 руб., штрафа - 26 000 руб. и пени - 4 144 руб. 14 коп.

Заинтересованное лицо - Инспекция ФНС России по г. Лесному - в судебном заседании возражало против удовлетворения требований заявителя.

Решением городского суда г. Лесного от 31 марта 2009 года решение Инспекции ФНС России по г. Лесному от 22 сентября 2008 года N 4706 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения и требование от 13 октября 2008 года N 972 об уплате налога, сбора, пени и штрафа признаны незаконными.

Инспекция ФНС России по г. Лесному в кассационной жалобе просила отменить решение суда по причине несоответствия выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, а также ввиду неправильного применения судом норм материального и процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда отменила решение суда в связи с нарушением норм процессуального права.

Статья 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора.

Пункт 5 ст. 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации (введенной Федеральным законом от 27 июля 2006 года N 137-ФЗ "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с осуществлением мер по совершенствованию налогового администрирования"), который применяется к правоотношениям, возникшим с 01 января 2009 года, устанавливает, что решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть обжаловано в судебном порядке только после обжалования этого решения в вышестоящем налоговом органе. В случае обжалования такого решения в судебном порядке срок для обращения в суд исчисляется со дня, когда лицу, в отношении которого вынесено это решение, стало известно о вступлении его в силу.

Таким образом, с 01 января 2009 года решение налогового органа о привлечении к ответственности может быть обжаловано в судебном порядке только в том случае, если сначала оно было обжаловано в вышестоящий налоговый орган (п. 2 ст. 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации, п. 16 ст. 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 137-ФЗ), тогда как в 2007 - 2008 годах решение налогового органа могло быть обжаловать сразу в суд, следовательно, для данной категории дел федеральным законом установлен досудебный порядок урегулирования спора.

Статьей 44 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных настоящим Кодексом или иным актом законодательства о налогах и сборах.

Обязанность по уплате налога и (или) сбора прекращается: с уплатой налога и (или) сбора налогоплательщиком или плательщиком сбора; со смертью физического лица - налогоплательщика или с признанием его умершим в порядке, установленном гражданским законодательством Российской Федерации (задолженность по имущественным налогам умершего лица либо лица, признанного умершим, погашается наследниками в пределах стоимости наследственного имущества в порядке, установленном гражданским законодательством Российской Федерации для оплаты наследниками долгов наследодателя); с возникновением иных обстоятельств, с которыми законодательство о налогах и сборах связывает прекращение обязанности по уплате соответствующего налога или сбора.

В соответствии со ст. 45 настоящего Кодекса налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налога является основанием для направления налоговым органом налогоплательщику требования об уплате налога.

В случае неуплаты или неполной уплаты налога в установленный срок производится взыскание налога в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом.

Взыскание налога с физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, производится в порядке, предусмотренном ст. 48 настоящего Кодекса.

Неисполнение обязанности по уплате налога является основанием для применения мер принудительного исполнения обязанности по уплате налога, предусмотренных настоящим Кодексом.

Статья 48 настоящего Кодекса предусматривает, что в случае неисполнения налогоплательщиком - физическим лицом, не являющимся индивидуальным предпринимателем, в установленный срок обязанности по уплате налога налоговый орган (таможенный орган) вправе обратиться в суд с иском о взыскании налога за счет имущества, в том числе денежных средств на счетах в банке и наличных денежных средств, данного налогоплательщика - физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, в пределах сумм, указанных в требовании об уплате налога.

Исковое заявление о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика - физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, может быть подано в суд общей юрисдикции налоговым органом (таможенным органом) в течение 6 месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате налога. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Рассмотрение дел по искам о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика - физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, производится в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации.

Статья 70 Кодекса устанавливает, что требование об уплате налога по результатам налоговой проверки должно быть направлено налогоплательщику в течение 10 дней с даты вступления в силу соответствующего решения.

Согласно ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации, требование об уплате налога по результатам налоговой проверки должно быть направлено налогоплательщику в течение 10 дней с даты вступления в силу соответствующего решения.

Решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения вступают в силу по истечении 10 дней со дня вручения лицу (его представителю), в отношении которого было вынесено соответствующее решение. При этом соответствующее решение должно быть вручено в течение 5 дней после дня его вынесения.

В случае подачи апелляционной жалобы на решение налогового органа в порядке, предусмотренном ст. 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации, указанное решение вступает в силу со дня его утверждения вышестоящим налоговым органом полностью или в части.

В соответствии со ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения подлежит исполнению со дня его вступления в силу.

На основании вступившего в силу решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения лицу, в отношении которого оно вынесено, направляется в установленном ст. 69 Налогового кодекса Российской Федерации порядке требование об уплате налога (сбора), соответствующих пеней, а также штрафа в случае привлечения этого лица к ответственности за налоговое правонарушение.

Поскольку заявитель обратился в суд после 01 января 2009 года, что следует из штампа суда на заявлении - 11 января 2009 года, и им не был соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел досудебный порядок урегулирования спора, суд должен был возвратить заявление и разъяснить необходимость устранить указанные недостатки, препятствующие рассмотрению судом настоящего дела, путем соблюдения досудебного порядка обжалования сначала в вышестоящий налоговый орган (п. 2 ст. 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации, п. 16 ст. 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 137-ФЗ), а необоснованно приняв заявление, суд в соответствии со ст. 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должен был оставить данное заявление без рассмотрения, разъяснив заявителю соответствующий порядок досудебного обжалования, чего суд по настоящему делу не учел.

При таких обстоятельствах независимо от правильности принятого судом решения оно не могло быть признано законным и обоснованным, в связи с этим судебная коллегия по гражданским делам областного суда отменила его и оставила заявление Ж. без рассмотрения.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 11 июня 2009 года, дело N 33-5054/2009

 

Разное

 

Суд не учел, что принцип состязательности процесса и равенства сторон требует, чтобы каждой стороне была предоставлена разумная возможность быть уведомленной о замечаниях или доказательствах, представленных противоположной стороной, и прокомментировать их, а также представить свои доводы в условиях, которые не ставили бы ее (сторону процесса) в менее благоприятные условия по сравнению с другой стороной.

 

В., отбывающий наказание по приговору суда в федеральном бюджетном учреждении "Исправительная колония N 5" ГУФСИН России по Свердловской области (далее - "ИК N 5"), обратился в суд с заявлением об оспаривании действий Нижнетагильского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях А. Заявитель указывал, что 22 июня 2007 года и 26 июня 2007 года, находясь в штрафном изоляторе, передал администрации исправительного учреждения два заявления прокурору А., в которых просил при посещении им "ИК N 5" вызвать его на личный прием и взять под контроль отправление жалобы заявителя в Европейский Суд по правам человека.

10 августа 2007 года заявителю были вручены два ответа прокурора А., в которых сообщалось об отправлении жалобы заявителя в Европейский Суд по правам человека 21 июня 2007 года и правомерности действий администрации "ИК N 5" по водворению В. в штрафной изолятор 03 марта 2006 года, 19 июня 2007 года, 22 июня 2007 года.

Заявитель полагал, что действия (бездействие) прокурора А. по невызову его на личный прием, непроведению прокурорской проверки по фактам, указанным в его обращениях, и предоставлению вместо этого ответа о законности и обоснованности водворения его в штрафной изолятор, хотя соответствующего обращения о проверке данных действий администрации "ИК N 5" со стороны заявителя не было, нарушают его права, а также требования федерального законодательства.

В связи с этим В. просил признать незаконным ответ Нижнетагильского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях А., возложить на прокурора обязанность осуществить личный прием заявителя и провести прокурорскую проверку по фактам, указанным в его обращениях.

Представитель Нижнетагильской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях старший помощник прокурора О. в судебном заседании с заявлением не согласилась и пояснила, что 03 июля 2007 года поступило две жалобы осужденного В., в которых он просил прокурора принять его на личный прием, ставил вопрос об отправке его жалобы в Европейский Суд по правам человека, а также обжаловал водворение в штрафной изолятор. Так как надзор за "ИК N 5" осуществляется старшим помощником прокурора О., то прокурор поручил рассмотрение жалоб ей. С 04 июля 2007 года О. проводила проверку по жалобам В. и осуществила его личный прием на территории "ИК N 5", во время которого осужденный пояснил, что все вопросы он изложил в письменном заявлении, и просил дать на них письменный ответ. В ходе проведенных надлежащим образом проверок по жалобам установлено, что жалоба заявителя в Европейский Суд по правам человека отправлена 21 июня 2007 года, сроки отправки соблюдены, о факте отправки жалобы заявитель уведомлен, администрация "ИК N 5" правомерно привлекла заявителя к дисциплинарной ответственности за нарушение установленного порядка отбывания наказания, тем самым нарушений закона не выявлено.

Решением Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила от 07 июля 2008 года отказано в удовлетворении заявления В.

В кассационной жалобе заявитель В. просил отменить решение суда в связи с нарушением судом норм процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда отменила решение суда в связи с существенным нарушением судом норм процессуального права.

В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

В силу ч. 1 ст. 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

А также в ч. 2 ст. 149 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации указаны такие обязанности ответчика или его представителя, как представлять истцу или его представителю и суду возражения в письменной форме относительно исковых требований, передавать истцу или его представителю и судье доказательства, обосновывающие возражения относительно иска.

Суду следовало учесть, что принцип состязательности процесса и равенства сторон требует, чтобы каждой стороне была предоставлена разумная возможность быть уведомленной о замечаниях или доказательствах, представленных противоположной стороной, и прокомментировать их, а также представить свои доводы в условиях, которые не ставили бы ее (сторону процесса) в менее благоприятные условия по сравнению с другой стороной.

Лицу, находящемуся в исправительном учреждении и участвующему в гражданском деле, должна обеспечиваться возможность реализации его прав, то есть судьей в стадии подготовки дела к судебному разбирательству и судом в стадии разбирательства дела должно быть направлено письмо с разъяснением его прав, в том числе права на ведение дела через представителя, и обязанностей; ему должно быть обеспечено заблаговременное вручение копии искового заявления (если оно является ответчиком или третьим лицом) и других документов, включая копии судебных постановлений, предоставлено время, достаточное - с учетом его положения - для заключения соглашения с представителем, подготовки и направления в суд обоснования своей позиции по делу, представления доказательств в подтверждение своих требований или возражений, а также для реализации других процессуальных прав. При необходимости судья (суд) может в соответствии со ст. 62 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации поручить суду по месту отбывания указанным лицом наказания опросить его по обстоятельствам дела, вручить документы или совершить иные процессуальные действия, необходимые для рассмотрения и разрешения дела.

Как следует из материалов дела, в судебном заседании представитель Нижнетагильского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях старший помощник прокурора О. представила суду копию надзорного производства по жалобе В., содержание которого судом было положено в основу приведенных в решении выводов, заявив ходатайство о приобщении указанных доказательств к материалам дела.

Согласно протоколу судебного заседания от 07 июля 2008 года, суд, разрешая данное ходатайство, определил приобщить к материалам представленные доказательства, указав, что невозможно ознакомить с ними заявителя, находящегося в местах лишения свободы, этапирование которого в судебное заседание по гражданскому делу не предусмотрено нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а в случае явки заявителя либо его представителя в судебное заседание они смогут ознакомиться с материалами дела, в то время как неявка заявителя либо его представителя в судебное заседание были для суда очевидными, что повлекло нарушение судом принципа состязательности процесса и равенства сторон, требующего, чтобы каждой стороне была предоставлена разумная возможность быть уведомленной о замечаниях или доказательствах, представленных противоположной стороной, и прокомментировать их, а также представить свои доводы в условиях, которые не ставили бы ее (сторону процесса) в менее благоприятные условия по сравнению с другой стороной.

Тем самым, не выполнив вышеуказанные требования закона, суд нарушил процессуальные права В. как заявителя по гражданскому делу, который был лишен возможности ознакомиться с новыми доказательствами - документами, предоставленными суду прокурором О. в одном экземпляре и не направленными для ознакомления заявителю, прокомментировать и представить свои объяснения и возражения по ним.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела были допущены существенные нарушения норм процессуального права, соглашаясь в то же время с выводом суда о том, что не имеется нарушений процессуального закона в связи с недоставлением в судебное заседание самого заявителя, отбывающего наказание в местах лишения свободы, поскольку Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает возможности конвоирования заключенных в суд, когда речь идет о рассмотрении гражданского дела. Вместе с тем суд кассационной инстанции не согласился с доводами кассационной жалобы В. о нерассмотрении судом первой инстанции ходатайств об оказании заявителю юридической помощи, о предоставлении возможности ознакомления с материалами дела, о предоставлении возможности участия в судебном заседании. Данные ходатайства были рассмотрены и разрешены в ходе судебного заседания 07 июля 2008 года, что подтверждается протоколом судебного заседания.

В соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 150 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья при подготовке дела к судебному разбирательству в случаях, предусмотренных ст. 152 настоящего Кодекса, разрешает вопрос о проведении предварительного судебного заседания, его времени и месте. Тем самым закон не обязывает судью по каждому гражданскому делу назначать предварительное судебное заседание, и решение вопроса о необходимости его проведения оставлено на усмотрение судьи. Поэтому довод кассационной жалобы о нерассмотрении ходатайства заявителя о проведении предварительного судебного заседания судом кассационной инстанции не был принят.

Довод кассационной жалобы о нарушении норм процессуального права в связи с рассмотрением дела судом первой инстанции в отсутствие прокурора А., чьи действия заявителем оспариваются, судом кассационной инстанции признается неубедительным, так как доверенностью от 07 июля 2008 года Нижнетагильский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях А. уполномочил старшего помощника прокурора О. представлять интересы прокуратуры в судебном заседании по гражданскому делу по заявлению В., что в силу ст. ст. 38, 54 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не является нарушением требований процессуального закона.

При таких обстоятельствах решение суда не могло быть признано законным и обоснованным и отменено судебной коллегией по гражданским делам с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд, поскольку допущенные судом первой инстанции существенные процессуальные нарушения не могут быть восполнены судом кассационной инстанции.

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Свердловского областного суда

 

"Вопрос-ответ"

 

1. Вопрос: Необходимо ли выдавать исполнительный лист во исполнение определения суда об отмене обеспечительных мер?

 

Ответ: согласно ч. 4 ст. 144 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, при отмене мер обеспечения иска суд обязан незамедлительно сообщить об этом в соответствующие государственные органы, регистрирующие обременения. Определение об отмене обеспечительных мер направляется судом в соответствующие органы сразу после вынесения. Указанное определение является основанием для снятия ограничений, следовательно, исполнительный лист не выдается.

 

2. Вопрос: В каком порядке рассматриваются жалобы на постановления судебных приставов-исполнителей о наложении штрафов: в рамках исполнительного производства, административного или гражданского?

 

Ответ: Судебные приставы-исполнители вправе вынести постановления о взыскании штрафа в соответствии со ст. ст. 17.14, 17.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за нарушение законодательства об исполнительном производстве и неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера. Жалобы на постановления судебных приставов-исполнителей о наложении штрафа рассматриваются в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

3. Вопрос: Преюдициально ли решение суда при рассмотрении другого гражданского дела, в котором участвуют те же лица, в случае участия в этом деле новых участников?

 

Ответ: Из смысла ч. 4 ст. 13, чч. 2 и 3 ст. 61, ч. 2 ст. 209 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В этом случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23)

Анализ указанных норм показал, что участие в новом деле других лиц исключает преюдицию фактов, установленных предыдущим решением. Соответственно, при рассмотрении нового дела с участием лиц, ранее не участвовавших в этом деле, суд обязан установить обстоятельства нового дела на общих основаниях и вынести решение на основе доказательств, исследованных в данном деле.

 

4. Вопрос: Что следует признавать надлежащим извещением сторон, кроме направления судебной повестки почтой и телеграммы?

 

Ответ: Основные формы извещения перечислены в ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Помимо повестки (письма) с уведомлением и телеграммы, часто используется такая форма, как телефонограмма. Последняя будет являться подтверждением надлежащего извещения в том случае, если будет содержать все необходимые для извещения реквизиты (оформлена на отдельном листе с указанием фамилии, имени, отчества передающего лица, текста извещения, даты и номера, с которого данная информация передавалась, данные получателя информации - фамилия, имя, отчество, дата, время, телефонный номер, на который извещение передавалось). Факсимильная связь также может использоваться при извещении сторон, участвующих в деле, поскольку в "Журнале исходящей информации" аппарат автоматически фиксирует номер телефона/факса получателя, количество листов и сведения о том, поступил ли "факс" на номер адресата. Для извещения лиц может быть использована электронная почта, но при обязательном условии: у принимающего лица (адресата) должна быть электронная подпись, оформленная в установленном порядке. При отсутствии указанной подписи уведомление о прочтении не будет являться подтверждением надлежащего извещения.

 

5. Вопрос: подлежит ли установлению факт отсутствия родительского попечения в отношении несовершеннолетнего ребенка (детей) по заявлению органов опеки и попечительства?

 

Ответ: Согласно ст. 265 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов.

В данном случае заявителем является орган опеки и попечительства, который указывает целью своего обращения в суд возникновение правовых последствий в виде назначения пособий опекунам и предоставления иных гарантий и льгот на детей, оставшихся без попечения родителей.

Между тем ст. 10 Конституции Российской Федерации закрепляет принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, каждая из ветвей власти осуществляют свои функции самостоятельно, не подменяя друг друга.

Действующим федеральным законодательством (в частности, главой 22 Семейного кодекса Российской Федерации, Федеральным законом N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", Федеральным законом N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации", Федеральным законом N 44-ФЗ "О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей", Федеральным законом N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве") установление факта отсутствия родительского попечения отнесено к компетенции органов опеки и попечительства (органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации) и, следовательно, выявление, учет и устройство детей, оставшихся без родительского попечения, назначение ребенку опекуна (попечителя) либо передача ребенка в приемную семью, назначение и выплата пособия, предоставление иных гарантий и льгот относятся к функциям органов опеки и попечительства.

Поэтому органы опеки и попечительства в данном случае являются ненадлежащими заявителями, которым должно быть отказано в принятии заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

 

ИНФОРМАЦИЯ

 

Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Свердловской области сообщает следующее.

Во исполнение Приказа Росимущества от 05 марта 2009 года N 63 "О реорганизации территориальных управлений Федерального агентства по управлению государственным имуществом" 14 августа 2009 года Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Свердловской области реорганизовано в форме преобразования в Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Свердловской области.

Просим проинформировать судей федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей.

 

Вр.и.о. руководителя А.С. Рогов

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Свердловского областного суда

 

Отдел кодификации,

систематизации законодательства

и обобщения судебной практики

Свердловского областного суда

опубликовано 23.03.2010 14:28 (МСК)