Arms
 
развернуть
 
624272, г. Асбест, ул. Королева, д. 24
Тел.: (343-65) 2-04-65, 2-04-43 (т/ф)
asbestovsky.svd@sudrf.ru
схема проезда
показать на карте
624272, г. Асбест, ул. Королева, д. 24Тел.: (343-65) 2-04-65, 2-04-43 (т/ф)asbestovsky.svd@sudrf.ru
Уважаемые посетители сайта!
    После обновления программного обеспечения, отвечающего за работу сайта все судебные акты прикрепляются к соответствующим делам, поэтому для ознакомления с ними необходимо:
1. Зайти во вкладку «Судебное делопроизводство» на сайте суда;
2. Найти интересующее Вас дело по дате или через расширенный поиск доступный на этой странице;
3. Судебные акты будут доступны в правой колонке, прикрепленные к соответствующим делам в виде изображения файла;
4. Для просмотра необходимо нажать на изображение файла.
Информация по делам, отнесенная в установленном федеральным законодательством порядке к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну(коммерческую, служебную, и др.), на сайте суда размещению НЕ ПОДЛЕЖИТ.
ДОКУМЕНТЫ СУДА
БЮЛЛЕТЕНЬ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА 1 КВАРТАЛ 2010 г.
Утвержден постановлением президиума
                                                                                                                                          Свердловского областного суда
                                                                                                                                                          от   26 мая  2010  года

 

 

Бюллетень

судебной практики по гражданским делам

Свердловского областного суда

за первый квартал 2010 года

 

Споры, связанные с приватизацией жилья

 

При вынесении решения по делу о признании права собственности на служебное жилое помещение в порядке приватизации суд изменил предмет иска, указав, что спорная квартира была предоставлена истцам по договору социального найма.

(Извлечение)

 

С.Ю., С.Е., С.К. и С.А. обратились в суд с иском к Администрации муниципального образования «Город Нижний Тагил» о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации.

В обоснование иска истцы указали, что в 1988 г. истец С.Ю. был принят на работу слесарем-сантехником в Производственный жилищно-эксплуатационный трест (далее – ПЖЭТ), который через два года предоставил ему квартиру. Он в нее вселился вместе со своей семьей, состоящей из четырех человек.  В 1991 г. он был уволен из ПЖЭТ и зачислен для прохождения службы в органы внутренних дел МВД Российской Федерации.  Истец С.Е. - член семьи - с 19.10.1987 по 31.07.1994 также проходила службу в правоохранительных органах.

На протяжении 19 лет занимаемое истцами муниципальное жилое помещение оплачивалось согласно единому счету-квитанции с учетом состава семьи и размера жилья. В январе 2009 г. истцам была предъявлена дополнительная квитанция за наем жилого помещения. Каких-либо письменных договоров найма жилья, тем более специализированного жилья, они с ответчиком не заключали. Требований о добровольном освобождении жилого помещения как с предоставлением, так и без предоставления нового жилого помещения ни при увольнении из ПЖЭТ, ни в последующие 19 лет ответчик в судебном порядке не предъявлял. В марте 2009 г. истцы обратились к ответчику с заявлением о приватизации жилого помещения согласно принятому Администрацией г. Нижнего Тагила 12 февраля 2009 г. постановлению «О передаче служебных жилых помещений в собственность граждан в порядке приватизации». Однако в приватизации было отказано со ссылкой на ст. 107 Жилищного кодекса РСФСР, согласно которой семья истцов подлежит выселению из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения. Истцы считали, что они являются семьей военнослужащих и не подлежат выселению без предоставления другого жилья.

Суд вынес решение о признании права собственности в равных долях за каждым членом семьи в праве общей долевой собственности на квартиру в порядке бесплатной приватизации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия признала решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Заявляя требования о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации, истцы не приводили в качестве основания вселения их в данное жилое помещение предоставление последнего им по договору социального найма, указывали, что спорная квартира была предоставлена истцу С.Ю. в период его работы слесарем-сантехником в ПЖЭТ, семья истцов является семьей военнослужащих и не подлежит выселению без предоставления другого жилья. Из представленных истцами документов (ордер, справка о регистрации) следует, что занимаемая ими квартира является служебной. Требований о признании за ними права пользования квартирой по договору социального найма истцы не заявляли, а их представитель в судебном заседании сослался только на отсутствие доказательств, подтверждающих предоставление истцам жилого помещения в качестве служебного в установленном законом порядке, что, по его мнению, свидетельствует о предоставлении жилья на условиях социального найма, при этом требования о признании за истцами права пользования жилым помещением по договору социального найма также не заявлял.

Таким образом, суд, утверждая, что истцам жилье было предоставлено на условиях социального найма, фактически самостоятельно изменил предмет иска, поскольку истцы наличие у спорной квартиры статуса служебного жилого помещения, предоставление этой квартиры в связи с наличием трудовых отношений не оспаривали и, соответственно, требований о признании права пользования данной квартирой на условиях социального найма не заявляли.

Кроме того, судом вывод о предоставлении истцам спорной квартиры по договору социального найма был сделан в отсутствие подтверждающих это доказательств и только ввиду непредставления ответчиками документов, подтверждающих предоставление истцам жилого помещения в качестве служебного. Однако, как следует из определения о подготовке дела к судебному разбирательству, суд возложил на истцов обязанность доказывания факта предоставления им спорного жилого помещения в качестве служебного жилья в установленном законом порядке, а на ответчика – обязанность доказывания законности и обоснованности отказа в передаче спорного жилья в собственность истцов в порядке приватизации. Таким образом, суд не обязывал ответчика доказывать, что спорная квартира является служебным жилым помещением, а потому его вывод о предоставлении истцам квартиры на условиях социального найма сделан в нарушение ст. ст. 12, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и принципа осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон.

При этом суд, сочтя, что квартира предоставлена истцам по договору социального найма, указал на невозможность выселения С.Е. из занимаемого помещения в соответствии со ст. 108 Жилищного кодекса РСФСР, однако данная норма устанавливала правила выселения из служебного жилого помещения с предоставлением другого жилого помещения.

Решение районного суда отменено. Дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 04.02.2010, дело № 33-1141/2010)

 

Вопросы применения социального законодательства

 

При включении в стаж работы, дающей право на досрочное назначение пенсии по старости, периодов нахождения на курсах повышения квалификации не применяется льготный порядок исчисления.

(Извлечение)

 

Г. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по Свердловской области (далее - УПФР) о включении в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периодов нахождения на курсах повышения квалификации в льготном исчислении.

В обоснование своих требований истец указала, что 27.08.2009 она обратилась к ответчику с заявлением о назначении  пенсии по старости на основании подп. 20 п. 1 ст. 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», так как осуществляла лечебную деятельность в учреждении здравоохранения не менее 30 лет. Ответчик отказал ей в назначении пенсии, не засчитав в стаж работы, дающей право на досрочное назначение пенсии, периоды нахождения на курсах повышения квалификации в период работы в качестве акушерки родильного дома ЦГБ. Полагала, что решение ответчика является незаконным, поскольку в спорные периоды осуществляла лечебную деятельность.

Суд принял решение о включении спорных периодов в специальный стаж, дающий право на назначение трудовой пенсии по старости досрочно.

Судебная коллегия изменила решение в части и вынесла новое решение.

Согласно приказам МУЗ ЦГБ Г. находилась  на курсах повышения квалификации, за ней сохранялась средняя заработная плата и производились начисления и удержания ЕСН, в том числе в Пенсионный фонд Российской Федерации.

В соответствии с подп. 20 п. 1 ст. 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» сохранено право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости отдельным категориям граждан, в том числе лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

    Согласно п. 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии  по старости в соответствии со ст. ст. 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 11.07.2002 № 516, в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено Правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

В силу ст. 187 Трудового кодекса Российской Федерации в случае направления работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняются место работы, должность и средняя заработная плата.

Поэтому период нахождения на курсах повышения квалификации является периодом работы с сохранением средней заработной платы, с которой работодатель должен производить  отчисления страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации. Кроме того, для отдельных категорий работников, каковыми являются и медицинские работники, повышение квалификации является обязательным условием выполнения работы.

    Таким образом, период нахождения на курсах повышения квалификации подлежит включению в стаж работы, дающей право на досрочное пенсионное обеспечение.

    Однако в части требований истца о включении спорных периодов в специальный стаж в льготном исчислении судебная коллегия указала следующее.

  Согласно п. 5 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст. ст. 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 11.07.2002 № 516, периоды работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, которая выполнялась постоянно в течение полного рабочего дня, засчитываются в стаж в календарном порядке, если иное не предусмотрено настоящими Правилами и иными нормативными правовыми актами.

  Оснований для применения льготного порядка исчисления спорных периодов работы в рассмотренном случае не имелось.

Судебной коллегией изменено решение городского суда, новым решением Г. отказано в льготном исчислении периодов ее нахождения на курсах повышения квалификации.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 16.02.2010, дело № 33-1427/2010)

 

Споры, вытекающие из кредитных и заемных правоотношений

 

Неуведомление банком поручителей по кредитному договору о неисполнении обязательств заемщиком и ненаправление им требования об исполнении обязательств за заемщика освобождают поручителей от солидарной обязанности с заемщиком по уплате пеней за просрочку возврата кредита и пеней за просрочку уплаты процентов по кредиту.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 04.03.2010, дело № 33- 1866/2010)

 

Расписка в получении денег на приобретение товара без указания обязанности по возврату денежной суммы не свидетельствует о наличии заемного обязательства.

 

(Извлечение)

 

Д. обратился в суд с иском к М. о взыскании суммы долга по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование исковых требований указал, что 26.10.2007 передал ответчику 560 000 руб., о чем была составлена расписка, но М. деньги не вернул. Истец просил взыскать с ответчика сумму долга, а также проценты за пользование чужими денежными средствами.

Ответчик М. не отрицал, что денежные средства получил, однако указал, что долг в сумме 420 000 руб. погасил. Просил учесть, что приобретенным за счет заемных средств прицепом они с истцом пользовались совместно, срок возврата денежных средств в расписке не был оговорен.

Решением городского суда требования Д. удовлетворены, с М. взысканы сумма долга и проценты за пользование чужими денежными средствами. 

Судебная коллегия данное решение отменила и вынесла новое решение об отказе в удовлетворении требований.

В силу указания п. 1 ст. 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Исходя из приведенной нормы, а также специфики самого существа договора займа, основной обязанностью лица, получившего денежные средства или вещи, определяемые родовыми признаками, для своих целей, является обязанность возвратить займодавцу соответствующую денежную сумму или равное количество вещей. Данная обязанность является существенной для договора займа, при отсутствии данного условия договор займа не может считаться заключенным. 

Как видно из материалов дела, основным доказательством, представленным истцом в подтверждение возникновения заемных отношений, является расписка, из текста которой следует, что М. взял у Д. денежные средства в размере 560 000 руб. для приобретения прицепа, обязанности по возврату денежной суммы расписка не содержит. Иных доказательств существования обязанности М. по возврату денег истец суду не представлял, на их наличие не ссылался. Напротив, истец сам пояснял в судебном заседании, что ответчик должен был выплачивать ему деньги за использование прицепа, что не могло быть расценено судом как обязательство по возврату займа.   

Представленная расписка не позволила установить  наличие волеизъявления обеих сторон на установление именно заемного обязательства.

При таких обстоятельствах обязанности у М. по возврату полученной денежной суммы не возникло, а значит, не существовало и самого заемного обязательства.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 04.03.2010, дело № 33- 2562/2010)

 

Споры по обязательствам вследствие неосновательного обогащения

 

При рассмотрении спора о неосновательном обогащении предметом исследования являются основания получения приобретенного  имущества.

(Извлечение)

 

Б. и Ш. обратились в суд с иском к М. о взыскании неосновательного обогащения, указав,  что между ними и М. заключено устное соглашение о вложении денежных средств в покупку недвижимости (комнаты) с целью получения в дальнейшем прибыли от перепродажи данного недвижимого имущества. Прибыль от указанной сделки предполагалось поделить поровну. В целях приобретения М. указанной комнаты Б. взяла в банке кредит на сумму 500 000 руб. Указанную сумму она передала Ш., который в свою очередь отдал ее М. для приобретения жилого помещения стоимостью 420 000 руб. При этом каких-либо расписок, свидетельствующих о передаче денег, не составлялось, поскольку между истцами и ответчиком сложились дружеские отношения.

Также Ш. передал М. 3 000 руб. для оформления сделки купли-продажи указанной комнаты. Приобретенное жилое помещение было выставлено на продажу, но не было продано. После того, как Ш. и Б. решили переоформить указанную комнату на Б., М. сообщила, что она зарегистрировала право собственности на комнату за своим сыном. Истцы просили взыскать с М. в пользу Б. неосновательное обогащение в размере 420 000 руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами, в пользу Ш. – 3 000 руб.

Ответчик М. иск не признала, пояснив, что вернула всю требуемую сумму без расписок, поскольку и она получала деньги без расписок от Ш.

Суд частично удовлетворил требования Б. и Ш.

Судебная коллегия решение отменила в связи с неправильным определением юридически значимых обстоятельств.

Определяя юридически значимые обстоятельства по настоящему делу, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что ответчик М., неосновательно обогатившись, получила денежные средства в сумме 420 000 руб., принадлежащие истцу Б., и денежные средства в размере 1 000 руб., принадлежащие истцу Ш. Делая такой вывод, суд первой инстанции исходил только из пояснений ответчика М., подтвердившей факт получения от Ш. 421 000 руб. При этом показания М. в части доводов о возврате Ш. указанной суммы суд первой инстанции не принял во внимание ввиду их недоказанности.

Судебная коллегия не согласилась с указанными выводами суда первой инстанции и  нашла их преждевременными.

Статьей 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что суд принимает решения по заявленным истцом требованиям, то есть по предмету и основаниям, изложенным  истцом  в установленной законом письменной форме. Суд может выйти за пределы заявленных требований только в случаях, прямо установленных федеральным законом.  Данный гражданско-правовой спор не отнесен федеральным законодательством  к  числу исков, при разрешении которых суд не связан пределами доводов заявителя.   

Согласно п. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Из содержания указанной нормы права следует, что лицо, требующее возврата неосновательного обогащения, должно обосновать, что оно является потерпевшим в обязательстве из неосновательного обогащения, а ответчик (приобретатель) неосновательно обогатился именно за счет истца.

Определяя юридически значимые обстоятельства по настоящему делу, суд первой инстанции не исследовал основания получения имущества (денежных средств).

В материалах дела отсутствовали какие-либо необходимые и достаточные доказательства, соответствующие требованиям ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и достоверно подтверждающие наличие каких-либо правоотношений между Б. и М., связанных с передачей денежных средств. Факт получения Б. 500 000 руб. на основании кредитного договора и факт перечисления на счет М. денежной суммы в размере 420 000 руб. не свидетельствуют о том, что М., неосновательно обогатилась, приобретя имущество в виде денежных средств без каких-либо правовых оснований, за счет Б. Также в материалах дела отсутствовали доказательства, указывающие на цель получения Б. кредита в размере 500 000 руб. Подтверждение ответчиком М. в ходе судебного разбирательства факта получения от Ш. денежных средств в размере 421 000 руб. свидетельствует о наличии отношений у М. с Ш., а не с Б.

Выводы суда о том, что М. получила денежные средства в размере 420 000 руб., принадлежащие Б., бездоказательны.  Оснований для применения положений п. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации у суда не имелось.

Вместе с тем, разрешая исковые требования Ш. к М. о взыскании неосновательного обогащения в размере 3 000 руб., суд первой инстанции не проверил доводы М. о том, что сумма в размере 421 000 руб. была возвращена ею Ш. Суд первой инстанции не установил обстоятельства возвращения или невозвращения М. денежной суммы, заявленной Ш.

Решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 02.03.2010, дело № 33-1560/2010)

 

Жилищные споры

 

Юридически значимым обстоятельством для признания гражданина членом семьи собственника жилого помещения является проживание такого гражданина совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении.

 

(Извлечение)

 

К. обратился в суд с иском к А. и В. о признании их утратившими право пользования жилым помещением и о выселении их из квартиры, принадлежащей ему на праве собственности. В обоснование иска указал, что, поскольку  в настоящее время брак между его сыном и  А. прекращен, он не желает, чтобы  последняя  и ее несовершеннолетняя дочь В. продолжали пользоваться квартирой, так как членами его семьи они не являются. Он направил ответчику уведомление с требованием освободить квартиру, которое оставлено без удовлетворения.

К.  пояснил, что совместно  с семьей сына в спорной квартире не проживал и не вел с ними общего хозяйства, квартира была предоставлена им временно до приобретения своего жилого помещения.

Судом постановлено решение об отказе в удовлетворении иска о выселении, за ответчиками сохранено право пользования спорным жилым помещением на определенный срок.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия нашла решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о выселении ответчиков и сохраняя за ними право пользования спорным жилым помещением на определенный срок, суд исходил из положений ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации. Вместе с тем суд не учел, что в соответствии с положениями ч. 1 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации к  членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

По смыслу указанной нормы закона юридически значимым обстоятельством для признания гражданина членом семьи собственника является проживание такого гражданина совместно с собственником в принадлежащем ему жилом  помещении.

Из материалов дела следует, что собственник спорного жилого помещения – истец К. - не проживал в спорной квартире совместно с А. и ее несовершеннолетним ребенком.

Выводы суда о том, что ответчики были вселены в спорное жилое помещение в качестве членов семьи собственника,  противоречат обстоятельствам дела и основаны на неправильном применении  закона.

К спорным правоотношениям не подлежат применению положения ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, позволяющие сохранить за ответчиками право пользования на определенный срок.

Собственник жилого помещения вправе предоставить во владение и (или) в пользование принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение гражданину на основании договора найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании с учетом требований, установленных гражданским законодательством, настоящим Кодексом.

Согласно п. 1 ст. 689 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору безвозмездного пользования (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

В силу п. 1 ст. 699 Гражданского кодекса Российской Федерации каждая из сторон вправе во всякое время отказаться от договора безвозмездного пользования, заключенного без указания срока, известив об этом другую сторону за один месяц, если договором не предусмотрен иной срок извещения.

Как следует из положений ч. 1 ст. 35 Жилищного кодекса Российской Федерации, в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Как следует из материалов дела и не оспаривалось ответчиком, К. предоставил спорное жилое помещение для проживания своего сына и его семьи без определения срока проживания только с условием оплаты коммунальных услуг.

Судебная коллегия не согласилась с выводом суда о том, что наличие условия оплаты коммунальных платежей исключает применение к спорным правоотношениям норм права, регулирующих отношения по договору безвозмездного пользования. Согласно разделу VII Жилищного кодекса Российской Федерации  плата за жилое помещение и коммунальные услуги для собственника помещения в многоквартирном доме имеет иную правовую природу, нежели предусмотренная договором найма плата нанимателя за предоставленное ему наймодателем жилое помещение.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что ответчики были вселены в спорное жилое помещение именно на условиях договора безвозмездного пользования, заключенного без указания срока, в связи с чем истец вправе отказаться от такого договора в любое время. Из материалов дела усматривается, что ответчик получила требование истца об освобождении квартиры до конкретной даты.

Поскольку право пользования спорным жилым помещением по договору безвозмездного пользования у ответчика прекращено, она подлежала выселению из квартиры вместе с несовершеннолетним ребенком, и оснований для отказа в удовлетворении исковых требований у суда не имелось.

Отсутствие у ответчика в пользовании другого жилого помещения правового значения для разрешения спора не имеет, поскольку положения ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации применению в данном случае не подлежат.

Решение суда отменено, принято новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 11.03.2010, дело № 33-2844/2010)

Трудовые споры

 

Суд, взыскивая с казначея кооператива причиненный им ущерб (недостачу) в полном объеме, неправомерно признал книгу учета взносов членов кооператива разовым документом в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 243 Трудового кодекса Российской Федерации и оценил как доказательство возникновения полной материальной ответственности.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 26.01.2010, дело № 33-808/2010)

 

Размер месячной заработной платы работника, работающего на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, не может быть ниже размера минимальной заработной платы, установленного в этом субъекте Федерации, при условии, что работник полностью отработал за этот период норму рабочего времени и выполнял трудовые обязанности.

 

(Постановление президиума Свердловского областного суда от 31.03.2010, дело №  44-Г-9/2010)

 

Земельные споры

 

Суд, признавая договоры купли-продажи земельных участков ничтожными сделками, не применил последствия недействительности сделок.

(Извлечение)

 

М. обратилась в суд с иском к З. о государственной регистрации перехода права собственности на земельные участки по договорам купли-продажи. В обоснование иска указала, что между ней и ответчиком были заключены три договора купли-продажи, по условиям которых продавец передал, а покупатель приобрел в собственность земельные участки из категории земель сельскохозяйственного назначения.  Ответчик уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности.

З. обратилась со встречным иском к М. о признании недействительными трех вышеуказанных договоров купли-продажи земельных участков, указав, что до заключения сделки в нарушение ст. 8 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» земельные участки, являвшиеся предметом сделки, не были предложены в порядке предоставления преимущественного права покупки субъекту Российской Федерации. Кроме того, в нарушение договоренностей, достигнутых при заключении договоров, М. покупную цену за участки не уплатила.

Решением суда М. в иске отказано, исковые требования З. удовлетворены, договоры купли-продажи земельных участков признаны недействительными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

В соответствии с п. 1 ст. 549 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество.

В силу п. 1 ст. 422 этого Кодекса договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

На основании п. 1 ст. 8 Федерального закона от 24.07.2002 № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»  при продаже земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения субъект Российской Федерации или в случаях, установленных законом субъекта Российской Федерации, муниципальное образование имеет преимущественное право покупки такого земельного участка по цене, за которую он продается, за исключением случаев продажи с публичных торгов.

Порядок реализации этого преимущественного права покупки субъекта Российской Федерации предусмотрен пп. 2, 3 ст. 8 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

Согласно п. 4 ст. 8 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» сделка по продаже земельного участка, совершенная с нарушением преимущественного права покупки субъекта Российской Федерации, ничтожна.

Установив, что между М. и З. были заключены договоры купли-продажи земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, при этом преимущественное право покупки субъекта Российской Федерации соблюдено не было,  суд с учетом вышеприведенных норм права правомерно признал договоры купли-продажи земельных участков ничтожными в силу несоответствия их требованиям закона. Поскольку заключенные сторонами сделки ничтожны, суд правомерно отказал в удовлетворении иска М. к З. о государственной регистрации перехода права собственности на спорные земельные участки.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия не согласилась с решением суда в части неприменения последствий недействительности сделок ввиду следующего.

В силу абз. 2 п. 2 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Отказывая в применении последствий недействительности сделки, суд исходил из того, что фактически земельные участки не выбывали из владения З., право собственности на них к М. не перешло.

Земельные участки от З. к М. до настоящего времени не переданы, что сторонами не оспаривалось, право собственности М. на земельные участки зарегистрировано не было, в связи с чем судебная коллегия согласилась с выводом суда об отсутствии оснований для применения последствий недействительности сделок в виде передачи земельных участков от М. в собственность З.

Однако судебная коллегия пришла к выводу о том, что были основания для применения последствий недействительности сделок в виде передачи денежных средств от М. к З.

Факт получения денег подтвержден расписками покупателя. Поскольку М. представлены доказательства передачи ею З. денежных средств по каждому договору купли-продажи земельных участков, а ответчиком данные обстоятельства не опровергнуты, сделки купли-продажи земельных участков признаны недействительными, то стороны сделок подлежат возвращению в первоначальное положение: З. должна возвратить М. полученные денежные средства по каждому договору.

Решение в части неприменения последствий недействительности сделок отменено, вынесено новое решение об удовлетворении встречного иска и взыскании с З. в пользу М. полученных денежных средств по каждому договору.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 04.03.2010, дело № 33- 2421/2010)

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

 

Право прокурора на обращение в суд в интересах несовершеннолетнего гражданина не зависит от наличия у ребенка законного представителя, обладающего правом на такое обращение, но не использующего его.

 

(Извлечение)

 

Прокурор Чкаловского района г. Екатеринбурга в интересах несовершеннолетних детей-инвалидов обратился в суд с иском о возложении обязанности предоставить технические средства. В обоснование исковых требований сослался на то, что указанным несовершеннолетним детям, находящимся на попечении  ГОУ СО «Екатеринбургский детский дом-интернат для умственно отсталых детей», не предоставляются технические средства реабилитации, предусмотренные индивидуальными программами реабилитации детей-инвалидов. Просил обязать ГУ «Свердловское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации» предоставить детям–инвалидам технические средства реабилитации согласно индивидуальной программе реабилитации, признать незаконным бездействие ответчиков по решению вопроса о предоставлении детям-инвалидам технических средств реабилитации.

Судом постановлено определение о прекращении производства по делу в соответствии с абз. 2 ст. 220, п. 1 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку обязанность по защите прав несовершеннолетних детей-инвалидов лежит на их опекуне - ГОУ СО «Екатеринбургский детский дом-интернат для умственно отсталых детей», и прокурор в данном случае  не вправе обращаться в суд  в порядке ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в частном представлении, судебная коллегия нашла определение подлежащим отмене  по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 10 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" государство гарантирует инвалидам проведение реабилитационных мероприятий, получение технических средств и услуг, предусмотренных федеральным перечнем реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду за счет средств федерального бюджета.

Как следует из материалов дела, производство по делу возбуждено на основании заявления прокурора в связи с нарушением права инвалидов на получение технических средств и услуг, предусмотренных федеральным перечнем реабилитационных мероприятий.

В соответствии с положениями ст. 37-1 Областного закона от 23.10.1995 N 28-ОЗ "О защите прав ребенка" несовершеннолетним, частично или полностью утратившим способность к самообслуживанию или нуждающимся в постоянном постороннем уходе, находящимся в стационарных организациях социального обслуживания, социальные услуги оказываются этими организациями. При осуществлении деятельности по социальному обслуживанию несовершеннолетних, частично или полностью утративших способность к самообслуживанию или нуждающихся в постоянном постороннем уходе, находящихся в стационарных организациях социального обслуживания несовершеннолетних, права детей защищаются в соответствии с действующим федеральным и областным законодательством.

Перечень лиц, которые могут быть законными представителями  детей, содержится в статье 30 указанного Закона.

В силу ч. 2 ст. 4 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами, гражданское дело может быть возбуждено по заявлению лица, выступающего от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований.

Согласно п. 4 ст. 27, п. 3 ст. 35 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор вправе обратиться в суд с заявлением, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, когда нарушены права и свободы значительного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение.

В соответствии с ч. 1 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан и неопределенного круга лиц.

Такое заявление может быть подано прокурором в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

В силу действующего законодательства право прокурора на обращение в суд в интересах несовершеннолетнего гражданина не зависит от наличия либо отсутствия у ребенка законного представителя, обладающего правом на такое обращение, но не использующего его.

Реализация прокурором полномочий, предусмотренных названной статьей, в части предъявления заявлений в интересах несовершеннолетних детей служит гарантией защиты прав детей  и свидетельствует о заботе и охране интересов детей со стороны государства.

ГОУ СО «Екатеринбургский детский дом-интернат для умственно отсталых детей» иск поддержало.

Определение о прекращении производства по делу отменено, дело направлено в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 02.03.2010, дело № 33-1915/2010)

 

При рассмотрении дела в апелляционном порядке нельзя изменять не только предмет и основание иска, но и размер требований.

 

(Извлечение)

 

Б. обратилась к мировому судье с иском к Г. о взыскании долга. В обоснование исковых требований указала, что заключила с ответчиком Г. договор займа на сумму 20 000 руб. сроком на 3  месяца, с условием уплаты ежемесячно 10 процентов от суммы займа за пользование заемными средствами. Ответчик не выполнил условия договора. Б. письменно предупредила ее о прекращении договора и возврате суммы долга (20 000 руб.) и невыплаченных процентов за пользование заемными средствами в течение 6,5 месяцев (13 000 руб.).

В связи с отказом ответчика добровольно исполнить обязательства по договору займа истец просила суд взыскать с Г. 33 000 руб.

Решением мирового судьи исковые требования Б. удовлетворены частично: с Г. в пользу Б. взыскано 25 850 руб. (20 000 руб. - основной долг, 5 000 руб. - проценты за пользование заемными средствами, 850 руб.- возврат госпошлины).

Апелляционным решением районного суда решение мирового судьи отменено и постановлено новое решение о взыскании с Г. в пользу Б.  44 181 руб. – долга по договору займа с учетом процентов за пользование заемными средствами (20 000 руб. - сумма займа, 22 642 руб. - проценты по договору), 1090 руб. в возмещение судебных расходов, 335 руб. 43 коп. - расходов на уплату госпошлины).

В надзорной жалобе Г. просила отменить апелляционное решение суда, поскольку последний, рассматривая дело по ее апелляционной жалобе, несмотря на отсутствие жалобы истца, увеличил размер взыскания, в нарушение требований закона вышел за пределы исковых требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум нашел апелляционное решение районного суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии со ст. 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение дела судом апелляционной инстанции производится по правилам производства в суде первой инстанции (гл. 15 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Поскольку рассмотрение дела в апелляционной инстанции - это форма пересмотра не вступивших в законную силу решений мировых судей, то при разбирательстве дела в суде апелляционной инстанции действуют ограничения, установленные ч. 2 ст. 322 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: в частности, при рассмотрении дела в апелляционном порядке нельзя изменять не только предмет и основания иска, но и размер требований.

Требования истца, как и встречные требования ответчика, должны сохраняться в том виде, в котором существовали на момент вынесения решения мировым судьей.

Судом апелляционной инстанции указанные выше требования закона нарушены.

Как видно из искового заявления, Б. предъявлены требования о взыскании с Г. в счет исполнения обязательств по договору займа 33 000 руб. Указанный в исковом заявлении размер исковых требований поддержан истцом и ее представителем и в судебных заседаниях суда первой инстанции.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не вправе был увеличивать размер исковых требований, ссылаясь на счетную ошибку истца.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм гражданского процессуального права являются существенными, без их устранения невозможно восстановление прав Г. на законное и обоснованное рассмотрение дела в апелляционном порядке.

Апелляционное решение суда отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

 

(Постановление президиума Свердловского областного суда от 17.02.2010, дело № 44-Г-5/2010)

 

Судебная коллегия не утвердила мировое соглашение по делу о защите прав потребителя, поскольку это нарушает права третьего лица – государства – в части взыскания штрафа в бюджет.

 

(Извлечение)

 

Г. обратился в суд с иском о восстановлении нарушенных прав потребителя. Представитель ответчика  иск не признал. Судом постановлено решение, которым исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе представителем ответчика поставлен вопрос об отмене решения суда как незаконного. В суде кассационной инстанции представителем ответчика заявлено ходатайство об утверждении мирового соглашения.

Заслушав мнение истца Г. и его представителя, поддержавших просьбу об утверждении мирового соглашения, судебная коллегия пришла к следующему выводу.

Согласно ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороны могут окончить дело мировым соглашением. Суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

В силу ст. 346 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации мировое соглашение сторон, совершенное после принятия кассационных жалобы, представления, должно быть выражено в поданном суду кассационной инстанции заявлении в письменной форме. Порядок и последствия рассмотрения заявления об отказе истца от иска или заявления сторон о заключении мирового соглашения определяются по правилам ч. 2 и ч. 3 ст. 173 настоящего Кодекса. При принятии отказа истца от иска или утверждении мирового соглашения сторон суд кассационной инстанции отменяет принятое решение суда и прекращает производство по делу.

Как видно из представленного  мирового соглашения,  ответчик добровольно исполнил решение суда, выплатив все присужденные суммы,  за исключением штрафа. При этом  соглашение не содержит каких-либо взаимных уступок сторон, поэтому  мировым не является. Его утверждение судебной коллегией фактически освободит ответчика только от обязанности  уплаты штрафа в бюджет.

При таких обстоятельствах утверждение мирового соглашения на предложенных условиях не отвечает требованиям закона. Судебная коллегия отказала в удовлетворении ходатайства об утверждении мирового соглашения.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 08.09.2009, дело № 33-8043/2009)

 

Отказ суда первой инстанции в приобщении к делу и исследовании доказательств в силу ч. 2 ст. 358 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации может быть признан основанием для удовлетворения ходатайств сторон об исследовании кассационной инстанцией этих доказательств.

 

(Извлечение)

 

П. обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Ф. о взыскании сумм неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В обоснование исковых требований указал, что является сособственником 3/10 доли в праве собственности на нежилые помещения, вторым сособственником (7/10 доли) является Ф.

02.01.2007 между П. и Ф. с одной стороны и индивидуальным предпринимателем Ф. с другой стороны были заключены договоры аренды указанных нежилых помещений на срок до 31.12.2007. В нарушение условий договоров ИП Ф. арендную плату не внес. По истечении срока действия договоров аренды ответчик продолжал пользоваться арендованными помещениями, не внося плату, что свидетельствует о неосновательном обогащении (сбережении денежных средств) в виде платы за пользование без предусмотренных законом оснований принадлежащей истцу на праве собственности 3/10 долей нежилых помещений.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда, с ИП Ф. в пользу П. взысканы неосновательное обогащение, проценты за пользование чужими денежными средствами и расходы на уплату госпошлины.

В надзорной жалобе ИП Ф. просил отменить состоявшиеся по делу судебные постановления, ссылаясь на существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся, по его мнению, в следующем.

Выводы о размере неосновательного обогащения, подлежащего взысканию с ответчика, суд сделал только на основании заключения судебной экспертизы «Об определении арендной платы за пользование нежилыми помещениями».

По утверждению заявителя, другие доказательства,  в частности представленные ответчиком пять заключенных незаинтересованными лицами договоров аренды нежилых помещений, находящихся по тем же, что и спорные нежилые помещения, адресам, суд во внимание не принял; в удовлетворении ходатайства о приобщении этих документов к материалам дела необоснованно отказал; отказал и в удовлетворении ходатайства о проведении дополнительной экспертизы с учетом представленных ответчиком реальных договоров аренды помещений, расположенных в одних зданиях со спорными нежилыми помещениями.

В жалобе указано и на нарушение судебной коллегией требований ст. 358 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении кассационной жалобы ответчика: неисследование и отсутствие в определении правовой оценки приложенных к кассационной жалобе доказательств - договоров аренды конкретных нежилых помещений; неуказание в определении суда кассационной инстанции мотивов, по которым доводы кассационной жалобы ответчика были отклонены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум нашел определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (право на справедливое судебное разбирательство).

 В соответствии со ст. 14  Международного пакта о гражданских и политических правах каждый имеет право при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Указанные положения, как относящиеся к общепризнанным принципам и нормам международного права, согласно ч. 4 ст. 15  Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 и ч. 2 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал в своих решениях, что одной из гарантий права на судебную защиту (которая позволяет обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости) является право обжалования в суд решений судов, чем предопределяются предоставление заинтересованным лицам возможности добиваться исправления допущенных судами ошибок и создание в этих целях процедур проверки вышестоящими судами законности и обоснованности решений, вынесенных нижестоящими судебными инстанциями (Определение от 08.07.2004 № 237-О, Постановление от 25.02.2004 № 4-П и др.).

Требования справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах применительно к решениям вышестоящих судебных инстанций также предполагают обязательность фактического и правового обоснования принимаемых ими решений, в том числе обоснования отказа в отмене или изменении обжалуемого судебного акта, что невозможно без последовательного рассмотрения и оценки доводов соответствующей жалобы.

 В соответствии с положениями п. 6 ч. 2 ст. 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в кассационном определении должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался. В соответствии с положениями ч. 3 ст. 366  Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при оставлении кассационной жалобы без удовлетворения суд обязан указать мотивы, по которым доводы жалобы отклоняются.  

Вышеуказанные требования закона направлены на обеспечение законности и обоснованности принимаемых судом решений, обязывают суд указать в мотивировочной части определения основания отклонения кассационной жалобы (мотивы) со ссылкой на материалы дела и соответствующие законы, не предоставляют суду кассационной инстанции возможности игнорировать или произвольно отклонять доводы жалобы без приведения фактических и правовых мотивов отказа в удовлетворении иска, поскольку реализация права на справедливое судебное разбирательство невозможна, если суд не проверил и не оценил по существу все доводы, изложенные в жалобе.

В нарушение требований ст. 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия, оставляя без изменения решение суда первой инстанции, не проверила и дала правовую оценку доводам кассационной жалобы ответчика, формально указав в определении, что «…они основаны на неправильном толковании норм материального права и направлены на переоценку выводов суда первой инстанции, оснований для которой судебная коллегия не находит, поэтому во внимание не принимает».

Между тем в законе не содержится понятия «переоценка выводов суда первой инстанции».

Кроме того, в кассационной жалобе, в частности, содержатся доводы о нарушении судом первой инстанции как норм гражданского процессуального права (отказ в проведении дополнительной экспертизы и приобщении к материалам дела дополнительных доказательств), так и норм материального права (включение в состав арендной платы налога на добавленную стоимость, тогда как истец, не являясь индивидуальным предпринимателем, не является лицом, обязанным уплачивать такой налог).

По мнению президиума, доводы кассационной жалобы ответчика не направлены на «переоценку выводов суда первой инстанции»; в силу ст. 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции обязан был их проверить и указать в определении фактические и правовые мотивы, по которым отказано в удовлетворении жалобы.

Согласно ст. 358 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции наделен правом исследовать новые доказательства, самостоятельно их оценивать наравне с имеющимися в деле доказательствами, устанавливать на основе такой оценки новые обстоятельства, имеющие значение для дела.

Отказ суда первой инстанции в приобщении к делу и исследовании доказательств в силу ч. 2 ст. 358 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации может быть признан основанием для удовлетворения ходатайств сторон об исследовании кассационной инстанцией этих доказательств.

Как видно из материалов дела, при рассмотрении дела в судебном заседании суда первой инстанции представителем ответчика Ф. было заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела трех договоров аренды нежилых помещений в качестве доказательств иной, чем указано в заключении судебной экспертизы, арендной платы за спорные нежилые помещения и о проведении дополнительной экспертизы с учетом мнения допрошенного судом эксперта.

Протокольным определением суда представителю ответчика отказано в удовлетворении заявленных им ходатайств: о приобщении к материалам дела в качестве дополнительных доказательств трех договоров аренды нежилых помещений и о проведении дополнительной экспертизы. Дело рассмотрено по существу по имеющимся доказательствам.

Не соглашаясь с размером арендной платы, взысканной с него по решению суда, ответчик Ф. подал кассационную жалобу, в том числе и с доводами о необоснованном, по его мнению, отказе суда первой инстанции приобщить к материалам дела дополнительные доказательства.

Договоры аренды в качестве дополнительных доказательств приложены Ф. к поданной им кассационной жалобе.

В нарушение требований ст. 358 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия не приняла какое-либо решение о принятии либо об отказе в принятии представленных ответчиком дополнительных доказательств, несмотря на приобщение их к кассационной жалобе.

Допущенные судом кассационной инстанции нарушения норм гражданского процессуального права являются существенными; без их устранения невозможно восстановление прав заявителя на проверку не вступившего в законную силу решения суда первой инстанции.

Определение судебной коллегии отменено, дело направлено на новое кассационное рассмотрение.

 

(Постановление президиума Свердловского областного суда от 03.03.2010, дело № 44-Г-7/2010)

О взыскании судебных расходов

Отказ в иске работника к работодателю не влечет за собой возложение на работника судебных расходов, понесенных работодателем при рассмотрении трудового спора.

(Извлечение)

ООО «Т» обратилось в суд с иском к С. о взыскании понесенных по делу судебных расходов - сумм причитающихся выплат свидетелям, суммы государственной пошлины, суммы оплаты услуг юрисконсульта, компенсации расходов на проезд и компенсации за потерю времени, а также дополнительно к суммам причитающихся выплат свидетелям по делу надбавок в виде уральского коэффициента, уплаченных налогов и иных обязательных платежей; к сумме, затраченной ООО «Т» на оплату услуг юрисконсульта, надбавки в виде уральского коэффициента, уплаченных налогов и иных обязательных платежей; компенсации расходов на проезд, а также расходов на оплату услуг представителя в судебном заседании.

Представитель истца указал, что С. – бывший продавец магазина, принадлежащего истцу. В 2008 году С. подала исковое заявление в суд о взыскании с ООО «Т» среднего заработка за время незаконного лишения возможности трудиться, взыскании заработной платы, об изменении формулировки причины увольнения в трудовой книжке. Иск С. был удовлетворен, суд возложил судебные расходы на ООО «Т». Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда вышеуказанное решение районного суда было отменено и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований С. Вопрос о судебных расходах не был решен.

Суд удовлетворил иск ООО «Т» частично.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы ООО «Т», судебная коллегия нашла решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Из материалов дела следует, что иск С. к ООО «Т» был удовлетворен, но решение было отменено в кассационном порядке, в иске С. было отказано.

Последнее послужило поводом для обращения ООО «Т» в суд с иском к С. о взыскании судебных расходов в виде сумм причитающихся выплат свидетелям, госпошлины, оплаты услуг юрисконсульта, компенсации расходов на проезд и за потерю времени.

В соответствии со ст. 393 Трудового кодекса Российской Федерации при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

Согласно ч. 1 ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены, а государственная пошлина - в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

Принимая решение о взыскании с С. судебных расходов в части, суд исходил из того, что последняя была правомерно уволена истцом. Истец, руководствуясь решением судебной коллегии Свердловского областного суда,  посчитал, что С., злоупотребляя своим правом, действуя недобросовестно, заявила изначально необоснованный иск, в связи с чем должна возместить обществу все судебные расходы, связанные с трудовым спором.

Однако судебная коллегия не согласилась с такими выводами истца, поскольку они опровергаются материалами дела и не нашли своего подтверждения при рассмотрении дела по существу. Выводы суда о взыскании с С. судебных расходов с учетом требований ст. 393 Трудового кодекса Российской Федерации и ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не могут быть признаны законными и обоснованными, поскольку ее требования напрямую вытекали из трудовых отношений с ООО «Т».

Решение отменено с вынесением нового решения об отказе ООО «Т» в удовлетворении иска о взыскании судебных расходов.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 16.03.2010, дело № 33-2822/2010)

 

Из судебной практики Верховного Суда Российской Федерации

 

Изменение размера возмещения вреда возможно только в сторону его увеличения, в частности тогда, когда возмещению подлежит вред, причиненный жизни или здоровью гражданина.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горохова Б.А., судей Корчашкиной Т.Е., Гуляевой Г.А. рассмотрела в судебном заседании 03.12.2009 по надзорной жалобе Мжельской Е.Ю. в интересах Б. и по представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.02.2009 дело по иску Б. к ОАО «Аэрофлот - Российские авиалинии» о возмещении вреда, причиненного здоровью.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения представителя Б. — Мжельской Е.Ю., поддержавшей доводы надзорной жалобы, представителя ОАО «Аэрофлот - Российские авиалинии» - адвоката Морева А.Л., возражавшего против удовлетворения надзорной жалобы и надзорного представления, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей, что определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.02.2009 подлежит отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

Б. обратился в суд с иском к ОАО «Аэрофлот - Российские авиалинии» о взыскании единовременной выплаты в возмещение вреда здоровью, разницы между размером утраченного заработка и производимой Фондом социального страхования ежемесячной страховой выплатой, компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что работал в ОАО «Аэрофлот - Российские авиалинии» в должности командира воздушного судна ИЛ-62. Решением ВЛЭК он признан негодным к летной работе в связи с получением профессионального заболевания. Приказом Филиала № 2 Московского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации от 30.04.2002 ему была назначена страховая выплата, которая, по мнению истца, не соответствует объему вреда, причиненного его здоровью.

Б. просил взыскать с ответчика в счет возмещения вреда, причиненного его здоровью, разницу между размером утраченного заработка и производимой Фондом социального страхования ежемесячной страховой выплатой, задолженность по выплате утраченного заработка, а также компенсацию морального вреда.

Решением Савеловского районного суда г. Москвы от 20.06.2008 исковые требования Б. удовлетворены частично. Суд постановил: взыскать с Открытого акционерного общества «Аэрофлот — Российские авиалинии» в пользу Б. единовременно задолженность по возмещению вреда здоровью в размере 1 677 496 руб. 74 коп., денежную компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб., всего 1 687 496 руб. 74 коп.; а также взыскивать с Открытого акционерного общества «Аэрофлот - Российские авиалинии» в пользу Б. ежемесячно, начиная с 01.04.2008, в счет возмещения вреда здоровью компенсацию в размере 42 342 руб. 70 коп.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.02.2009 решение суда первой инстанции отменено и постановлено новое решение, которым в удовлетворении иска Б. отказано.

В надзорной жалобе Б. и в надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. поставлен вопрос об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.02.2009 как вынесенного с нарушением норм материального права.

По запросу заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в порядке надзора и определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 02.11.2009 передано для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителей сторон и заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., обсудив доводы надзорной жалобы и надзорного представления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.02.2009 в части постановления нового решения, которым в удовлетворении иска Б. отказано, подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судом кассационной инстанции были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Как усматривается из материалов дела, Б. работал в ОАО «Аэрофлот - Российские авиалинии» в должности командира воздушного судна ИЛ-62.

Решением ВЛЭК Б. признан негодным к летной работе в связи с получением профессионального заболевания «двусторонняя нейросенсорная тугоухость с умеренной степенью снижения слуха». 15.04.2002 составлен акт о случае профессионального заболевания, в соответствии с которым установлена связь между повреждением здоровья истца с исполнением им своих трудовых обязанностей, вины работника не имеется. 27.04.2002 Б. установлена инвалидность по профессиональному заболеванию со степенью утраты трудоспособности 60% бессрочно.

Приказом Филиала № 2 Московского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации от 30.04.2002 истцу назначена страховая выплата в размере 29 474 руб. 23 коп. с 22.03.2002 бессрочно, с последующей индексацией.

Разрешая дело и частично удовлетворяя исковые требования Б., суд, руководствуясь положениями гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующей обязательства вследствие причинения вреда, пришел к выводу о том, что с ОАО «Аэрофлот - Российские авиалинии» в пользу Б. подлежит взысканию разница между суммой утраченного им заработка и суммой выплат, производимых ему Фондом социального страхования Российской Федерации, а также компенсация морального вреда с учетом нравственных страданий, причиненных истцу нарушением его прав.

При этом суд указал на то, что Федеральный закон от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» не ограничивает осуществляемого в соответствии с законодательством Российской Федерации права застрахованных на возмещение вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию, осуществляемое в соответствии с этим Федеральным законом. Отменяя решение суда первой инстанции, суд кассационной инстанции исходил из того, что спорные правоотношения регулируются непосредственно Федеральным законом от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», в соответствии с которым обязанность по возмещению работнику утраченного им в результате несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания заработка возложена не на работодателя, а на Фонд социального страхования Российской Федерации, который предоставляет застрахованному в полном объеме все необходимые виды обеспечения по страхованию. Тем самым обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний обеспечивает компенсационное возмещение работнику всего утраченного им заработка, предельный размер которого определяется этим Федеральным законом исходя из гипотетических (условно прогнозируемых), а не фактических размеров вреда.

Кроме того, суд кассационной инстанции указал на то, что положения гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации носят общий характер и права работника на выплату ему работодателем сумм утраченного в результате несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания заработка в части, превышающей размер ежемесячной страховой выплаты по обязательному социальному страхованию, непосредственно не предусматривают. Никаким иным федеральным законом данное право работнику также не предоставлено.

Эти выводы суда кассационной инстанции основаны на неправильном применении и толковании норм материального права.

Обязательства вследствие причинения вреда, независимо от того, при каких обстоятельствах причинен вред, регулируются нормами гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Данная правовая норма является императивной и не допускает возможности снижения размера подлежащего возмещению вреда на основании соглашения сторон. Изменение размера возмещения вреда возможно только в сторону его увеличения, в частности тогда, когда возмещению подлежит вред, причиненный жизни или здоровью гражданина.

В соответствии со ст. 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей, возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой (гл. 59), если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Вместе с тем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что отмененное определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.02.2009 решение Савёловского районного суда г. Москвы от 20.06.2008 было вынесено с нарушением норм материального и процессуального права, в связи с чем это решение не может быть оставлено в силе при отмене определения суда кассационной инстанции.

Из материалов дела видно, что размер назначенных истцу ежемесячных страховых выплат был рассчитан с учетом утраты истцом 60% заработка и составил 29 474 руб. 23 коп. притом, что максимальный размер выплат по социальному страхованию на момент определения размера выплат в счет возмещения вреда, причиненного здоровью истца, составлял 30 000 руб. в месяц.

Определенная судом сумма выплат в пользу истца составила разницу между суммой утраченного заработка истца 29 474 руб. 23 коп., проиндексированной в соответствии с индексами инфляции, что предусмотрено Федеральным законом от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», и той же суммой утраченного заработка, проиндексированной с учетом индексов роста потребительских цен, как того требовал истец.

Решение суда в этой части является неправильным, поскольку противоречит нормам специального Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», которыми прямо установлен механизм индексации сумм возмещения вреда, причиненного здоровью застрахованных.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и проверить обоснованность доводов истца о том, что выплачиваемые ему суммы возмещения вреда занижены по сравнению с нормами гражданского законодательства Российской Федерации в результате неприменения Фондом социального страхования Российской Федерации индексов роста минимального размера оплаты труда и индексов роста потребительских цен в регионе.

Руководствуясь ст. ст. 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛА:

определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.02.2009 в части постановления нового решения, которым отказано в удовлетворении исковых требований Б. к ОАО «Аэрофлот - Российские авиалинии» о взыскании единовременной выплаты в возмещение вреда здоровью, разницы между размером утраченного заработка и производимой Фондом социального страхования ежемесячной страховой выплатой, компенсации морального вреда, отменить и дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции.

В остальной части определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.02.2009 оставить без изменения.

 

(Определение Верховного Суда Российской Федерации от 03.12.2009 № 5-В09-131)

 

Вопрос-ответ

 

Вопрос: Имеют ли право на обеспечение жилым помещением во внеочередном порядке по договору социального найма граждане, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, вставшие на учет до 01.01.2005, признанные инвалидами и страдающие некоторыми формами хронических заболеваний?

Ответ: В соответствии с ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 24.11.1995) обеспечение жильем инвалидов, нуждающихся в улучшении жилищных условий, вставших на учет до 01.01.2005, осуществляется в соответствии с положениями статьи 28.2 данного Федерального закона.

Порядок предоставления жилых помещений (по договору социального найма либо в собственность) гражданам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, вставшим на учет до 01.01.2005, устанавливается законодательством субъектов Российской Федерации (ч. 4 ст. 17 Федерального закона от 24.11.1995).

Исходя из приведенных законоположений в ряде субъектов Российской Федерации (например, в Рязанской области) обеспечение жильем граждан, вставших на учет до 01.01.2005 и имеющих инвалидность, осуществляется в форме предоставления им субсидий на приобретение жилого помещения в собственность.

Вместе с тем согласно п. 3 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации гражданам, страдающим некоторыми формами хронических заболеваний, жилые помещения по договорам социального найма предоставляются вне очереди.

Статья 5 Федерального закона от 29.12.2004 № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» (далее - Вводный закон) предусматривает, что к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации (введен в действие с 01.03.2005), его положения применяются в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после указанной даты, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом.

Такое исключение содержит ч. 2 ст. 6 Вводного закона, в соответствии с которой граждане, принятые на учет до 01.03.2005 в целях последующего предоставления им жилых помещений по договорам социального найма, сохраняют право состоять на данном учете до получения ими жилых помещений по договорам социального найма. Указанные граждане снимаются с данного учета по основаниям, предусмотренным пп. 1, 3 - 6 ч. 1 ст. 56 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также в случае утраты ими оснований, которые до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации давали им право на получение жилых помещений по договорам социального найма. Указанным гражданам жилые помещения по договорам социального найма предоставляются в порядке, предусмотренном Жилищным кодексом Российской Федерации, с учетом положений настоящей части.

Установление в субъекте Российской Федерации иного механизма (предоставление субсидий на приобретение жилья) обеспечения жильем граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий и имеющих инвалидность, не относится к числу оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 6 Вводного закона, позволяющих снять указанных граждан с учета.

Следовательно, граждане, имеющие инвалидность и страдающие некоторыми формами хронических заболеваний, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, вставшие на учет до 01.03.2005, сохраняют право состоять на таком учете и не могут быть с него сняты.

Предоставление таким гражданам жилых помещений по договорам социального найма в силу ч. 2 ст. 6 Вводного закона осуществляется в порядке, предусмотренном Жилищным кодексом Российской Федерации.

На основании изложенного граждане, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, вставшие на учет до 01.01.2005, признанные инвалидами и страдающие некоторыми формами хронических заболеваний, имеют право на обеспечение жилым помещением по договору социального найма во внеочередном порядке.

 

Информация

 

Справка

по итогам обзора жалоб, заявлений и обращений, поступивших в судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда в I квартале 2010 года

 

В I квартале 2010 года в судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда из районных (городских) судов Свердловской области и других областей, а также от граждан и организаций поступило 1012 различных обращений.

 К рассмотрению судебной коллегии по гражданским делам было принято 241 обращение, из которых разрешено 224. Из них 154 носили непроцессуальный характер и 70 - процессуальный. Из поступивших в судебную коллегию 154 жалоб непроцессуального характера 79 содержали доводы о неправомерных, по мнению заявителей, действиях судей, остальные (75) поданы по иным основаниям.

Обобщенные данные по количеству жалоб на действия судей приведены в следующей таблице:

Табл. № 1

 

п/п

 

наименование суда

количество жалоб

I кв.

2010г.

 1

Свердловский областной суд

7

 2

Верх-Исетский

г. Екатеринбурга

4

 3

Кировский г. Екатеринбурга

5

 4

Ленинский г. Екатеринбурга

14

 5

Железнодорожный

г. Екатеринбурга

1

 6

Октябрьский

г. Екатеринбурга

8

 7

Чкаловский

г. Екатеринбурга

5

 8

Орджоникидзевский

г. Екатеринбурга

4

 9

Дзержинский г. Н. Тагила

-

 10

Тагилстроевский

г. Н. Тагила

1

 11

Ленинский г. Н. Тагила

-

 12

Пригородный

1

 13

Красногорский              

г. К.-Уральского

1

 14

Синарский                       

г. К.-Уральского

1

15

Каменский

-

16

Асбестовский

-

17

Артемовский

1

18

Алапаевский

-

19

Артинский

-

20

Ачитский

-

21

Байкаловский

-

22

Белоярский

-

23

Березовский

3

24

Богдановичский

-

25

Верхнепышминский

2

26

Верхнесалдинский

-

27

Верхотурский

-

28

Заречный

-

29

Ирбитский

-

30

Камышловский

1

31

Карпинский

-

32

Кировградский

-

33

Качканарский

1

34

Краснотурьинский

-

35

Красноуфимский

-

36

Красноуральский

-

37

Кушвинский

-

38

Суд г. Лесного

-

39

Невьянский

-

40

Нижнесалдинский

-

41

Нижнесергинский

-

42

Нижнетуринский

-

43

Новоуральский

4

44

Новолялинский

-

45

Первоуральский

3

46

Полевской

1

47

Пышминский

2

48

Ревдинский

2

49

Режевской

1

50

Серовский

1

51

Сухоложский

1

52

Сысертский

-

53

Североуральский

-

54

Слободо-Туринский

-

55

Тавдинский

2

56

Талицкий

-

57

Туринский

-

58

Тугулымский

-

59

Шалинский

2

         Всего:

79

 

Для проверки обоснованности доводов заявителей по жалобам непроцессуального характера в адрес председателей районных (городских) судов  г. Екатеринбурга и Свердловской области было направлено 117 обращений, остальные 37 были рассмотрены непосредственно судебной коллегией.

 Результаты проверки доводов, указанных  заявителями в жалобах непроцессуального характера, показали, что большинство из них необоснованны. Однако доводы 18 жалоб нашли подтверждение.

Следует отметить, что количество обоснованных жалоб увеличилось по сравнению с предыдущим (четвертым) кварталом 2009 года, в котором обоснованных обращений поступило 10.

Причины обращений граждан и организаций с обоснованными жалобами заключаются в:

- несвоевременном изготовлении мотивированных решений и протоколов судебных заседаний;

- несвоевременном принятии решений по  поступившим исковым заявлениям;

- длительном нахождении дела в производстве судьи;

- длительном нахождении дела в экспертном учреждении для производства экспертизы;

- нарушении требований, предъявляемых к делопроизводству;

- неэтичном поведении судьи.

1.  Так, в жалобе Медведевой А.А. указывалось на нарушение судьей  Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга Антоновой О.С. времени изготовления мотивированного решения. Интересующее заявителя гражданское дело было рассмотрено судьей 19.10.2009, сдано в отдел делопроизводства по гражданским делам только 12.02.2010, при этом отметка о дате изготовления в решении суда отсутствует.

2. Заявление Рудого Г.Н. содержало доводы о длительном нерассмотрении интересующего его гражданского дела Ленинским районным судом г. Екатеринбурга. Как установлено, этим судом необоснованно и безосновательно в течение длительного времени затягивалось рассмотрение гражданского дела по иску заявителя.  Указанное гражданское дело в течение 9 месяцев (в период с 29.06.2009 по 26.03.2010) по не зависящим от истца причинам не рассматривалось судом, а передавалось от одного судьи к другому. Вместе с этим из ответа председателя Ленинского районного суда г. Екатеринбурга не следует, что судьями, допустившими волокиту, приняты какие-либо меры.

3. Жалоба Гребнева В.Ф. содержала требование о привлечении судьи Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга Петровской Е.А. к дисциплинарной ответственности.

15.12.2009 Октябрьским районным судом г. Екатеринбурга вынесена  и оглашена резолютивная часть решения. В протоколе судебного заседания от 15.12.2009 имеется отметка о разъяснении участникам процесса возможности ознакомления с мотивированным решением 23.12.2009.

Однако в нарушение положений ст. 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации мотивированное решение судьей было изготовлено лишь 12.01.2010, о чем имеется отметка в решении суда.

4. В обращении Шестова А.В. содержались данные о волоките в рассмотрении Чкаловским районным судом г. Екатеринбурга гражданских дел по иску Жбановой Т.Ф. к Соломеину Ю.Н. о признании завещания недействительным и по иску Постниковой Д.А. к Луговому Е.И. о признании утратившим право пользования жилым помещением.

Судьей Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга Черной Н.Е. по указанным выше гражданским делам выносились определения о назначении предварительного судебного заседания за пределами двухмесячного срока для определения достаточности доказательств по делу, при отсутствии явных на то оснований и необходимости.

5. В жалобе Бушуева В.Г. содержались сведения о непроцессуальном порядке разрешения судьей Кировского районного суда г. Екатеринбурга Щуровой Н.В. требования, заявленного в соответствии со ст. 42 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Указанным судьей вопрос о привлечении заявителя в качестве третьего лица по делу был решен в непроцессуальном порядке, в устной форме заявителю в судебном заседании 30.12.2009  было разъяснено, что он не вправе заявлять самостоятельные требования относительно предмета спора. При этом исковое заявление было возвращено заявителю без какого-либо определения 11.01.2010. Впоследствии, 25.02.2010, т.е. после проведения проверки по доводам заявителя, судом было вынесено определение о возвращении искового заявления Бушуеву В.Г.

6. В своей жалобе Искандерова Ш.М. ссылалась на несвоевременную выдачу копии решения и исполнительного листа по делу о взыскании алиментов. Судебное разбирательство и вынесение заочного решения по интересующему заявителя гражданскому делу состоялись 17.02.2010, следовательно, копия заочного решения и исполнительный лист на взыскание алиментов должны были быть выданы заявителю немедленно,  в день вынесения  судебного решения - 17.02.2010. Однако мировым судьей Шалинского района Свердловской области Сычевым С.И. данное требование выполнено не было, заявитель получила копию заочного решения и исполнительный лист только 11.03.2010.

7. Обоснованной признана жалоба Семенной М.В., содержащая доводы о нарушении Ленинским районным судом г. Екатеринбурга норм процессуального законодательства, выразившемся в длительном (более 3 месяцев) нерассмотрении заявления Семеновой М.В. об отмене заочного решения суда.

При этом председателем суда волокита, допущенная судьей Артемьевым А.П., оставлена без внимания. Сама по себе значительная нагрузка в работе не может служить оправданием нарушения прав граждан на своевременную судебную защиту.

8.  В жалобе Руднева Э.В. содержались факты волокиты, допущенной Первоуральским городским судом, который длительное время не назначал к рассмотрению частную жалобу заявителя.

Жалоба заявителя поступила в суд 11.01.2010, дело в суде кассационной инстанции назначено только на 13.04.2010.

9. В аналогичной волоките уличена мировой судья судебного участка № 2 Синарского района г. Каменска-Уральского Суковатицына Л.В., длительное время не назначавшая к рассмотрению апелляционную жалобу.

10. По жалобе Кузьминых А.Г.  установлено, что после поступления его искового заявления в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга дело в течение 7 месяцев не рассматривалось. Волокита по делу длилась с 06.07.2009 по 10.02.2010. После поступления искового заявления в суд и принятия его к производству судьей Рябковым М.Г. 06.07.2009 предварительное слушание по делу было назначено только на 06.10.2009, т.е. по истечении трех месяцев с момента поступления иска в суд. В данный период никаких процессуальных действий судья по делу не производил. После проведения предварительного слушания судья назначил основное судебное заседание на 25.12.2009, 25.12.2009 дело снято с рассмотрения в связи с болезнью судьи. 26.01.2010 в связи с прекращением полномочий судьи Рябкова М.Г. дело передано судье Векшиной Г.П. и назначено к слушанию на 10.02.2010.

11. Обоснованной признана жалоба Савиной Е.С. о волоките в выдаче Сухоложским городским судом (судья Неупокоев М.В.) мотивированной копии интересующего заявителя судебного решения.

12. Ленинским районным судом г. Екатеринбурга Бурнышевой О.П. выданы копия решения суда и исполнительный лист, в которых в наименовании должника допущена ошибка. В течение длительного времени сотрудники суда каких-либо мер по приведению документов в соответствие с законом не принимали, и только после вмешательства Свердловского областного суда нарушение было устранено.

13. Петрунина А.В. справедливо жаловалась на несвоевременное направление мировым судьей судебного участка № 7 Октябрьского района г. Екатеринбурга  копии определения об оставлении искового заявления без движения, что воспрепятствовало своевременному принятию искового заявления к производству.

Копия определения от 30.10.2009 об оставлении искового заявления Петруниной А.В. без движения была направлена ей только 10.11.2009, хотя срок для устранения недостатков мировым судьей был указан до 15.11.2009.

14. Жалоба Малышевой А.И. содержала обоснованные доводы о длительном ненаправлении гражданского дела в судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда с кассационной жалобой на решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга (судья Феоктистова Л.А.).

15. Жалоба Араповой Т.А. содержала обоснованные доводы о затягивании Новоуральским городским судом (судья Орлова О.В.) выдачи мотивированной копии интересующего ее судебного решения.

16. Аналогичная жалоба Форштретер Г.А. и Форштретер Г.Г. также содержала обоснованные доводы о несвоевременной выдаче Березовским городским судом (судья Забоева Е.Л.) копии мотивированного решения по интересующему их гражданскому делу.

17. Без достаточных причин не была допущена к участию в процессе Агапова Е.С., опоздавшая к его началу, что и послужило основанием для направления обоснованной жалобы (судья Михеева Е.Н.).

18. В жалобе Беркалова А.В. содержались обоснованные доводы о волоките в выдаче мотивированной копии интересующего его судебного решения судьей Ленинского районного  суда г. Екатеринбурга Пестерниковой М.В.

Анализ приведенных жалоб свидетельствует о неблагополучном положении дел в Ленинском районном суде г. Екатеринбурга, в котором, судя по многочисленным и обоснованным обращениям граждан, для отдельных судей стали «нормой» несвоевременное разрешение гражданских дел, несвоевременное изготовление мотивированных решений и нарушение сроков их выдачи. Не принимается должных мер к пресечению волокиты и со стороны председателя этого суда. Ответы на обоснованные жалобы даются в уклончивой форме, при этом ссылка на загруженность судей, на значительный объем рассматриваемых дел не может служить оправданием нарушения законных прав граждан.

На эти же обстоятельства хотелось обратить внимание председателей всех судов, упомянутых в настоящей справке.

Вместе с тем наряду с жалобами негативного характера поступило два обращения, в которых граждане благодарят судью Кушвинского городского суда Заварихина А.Ю. за справедливое и своевременное разрешение их споров.

Председателям районных (городских) судов рекомендуется обсудить на оперативных совещаниях изложенную информацию и принять необходимые меры к устранению подобных нарушений в дальнейшей работе.

 

 

Судебная коллегия

по гражданским делам

 

Отдел кодификации,

систематизации законодательства и

обобщения судебной практики

опубликовано 08.06.2010 14:08 (МСК)