Arms
 
развернуть
 
624272, г. Асбест, ул. Королева, д. 24
Тел.: (343-65) 2-04-65, 2-04-43 (т/ф)
asbestovsky.svd@sudrf.ru
схема проезда
показать на карте
624272, г. Асбест, ул. Королева, д. 24Тел.: (343-65) 2-04-65, 2-04-43 (т/ф)asbestovsky.svd@sudrf.ru
Уважаемые посетители сайта!
    После обновления программного обеспечения, отвечающего за работу сайта все судебные акты прикрепляются к соответствующим делам, поэтому для ознакомления с ними необходимо:
1. Зайти во вкладку «Судебное делопроизводство» на сайте суда;
2. Найти интересующее Вас дело по дате или через расширенный поиск доступный на этой странице;
3. Судебные акты будут доступны в правой колонке, прикрепленные к соответствующим делам в виде изображения файла;
4. Для просмотра необходимо нажать на изображение файла.
Информация по делам, отнесенная в установленном федеральным законодательством порядке к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну(коммерческую, служебную, и др.), на сайте суда размещению НЕ ПОДЛЕЖИТ.
ПРЕСС-СЛУЖБА
Материал от 11.09.2009
Областная газета от 04.09.2009версия для печати

«Правовым может быть государство, в котором граждане знают законы и подчиняются им»

27 августа редакция «Областной газеты» на два часа превратилась в «юридическую консультацию областного масштаба» — здесь прошла «прямая линия» с одним из самых компетентных не только в нашем регионе, но и, пожалуй, во всей стране специалистов права: председателем Свердловского областного суда, одним из руководителей Ассоциации юристов России Иваном Кирилловичем Овчаруком.

В течение двух часов телефоны редакции не смолкали ни на минуту, а глава судебной власти области успел пообщаться за это время с двумя десятками земляков. Желающих задать свой вопрос главному судье региона было на порядок больше, но ограниченность «прямой линии» по времени не позволила попасть к нему на телефонный приём всем, пытавшимся в указанное время набрать номера нашей редакции, поскольку Иван Кириллович очень подробно и обстоятельно отвечал на каждый вопрос, подолгу общаясь с каждым дозвонившимся до него жителем области.

Людмила Ивановна ДОЛГУШЕВА, пос. Бобровский Сысертского городского округа:

— Здравствуйте, Иван Кириллович. У нас в посёлке «коммунальный беспредел» продолжается с 1994 года. ЖКХ завышают тарифы по квартплате. У нас, оказывается, все должники, кроме Чубайса. Ветеранам дают льготу 50 процентов не на всё жильё, а только на 18 квадратных метров. Трубы старые, канализация течёт…

— Вы уже куда-то обращались?

— Мы обращались и в службу социальной защиты населения, и в прокуратуру, и в суд. Мировой судья рассматривал наше дело, но мы подали апелляционную жалобу в Сысертский суд. Сейчас нашим делом занимается судья Мурашов.

— Я вопрос понял. У меня нет полномочий на кого-то цыкнуть, на кого-то прикрикнуть и сказать: « Не обижайте Людмилу Ивановну, а уменьшите её оплату за коммунальные услуги». Я себе вопрос пометил. Мы свяжемся с Сысертским судом, узнаем, в какой стадии рассмотрения находится вопрос, и проконтролируем прохождение этого дела. Если суд примет апелляционное решение, которое вас не удовлетворит, то вы можете обжаловать решение в областном суде в порядке надзора. То, что касается вопроса о недобросовестной работе коммунальных служб: в посёлке Бобровский есть администрация, обращайтесь туда, чтобы они вам помогли в решении всех коммунальных вопросов.

Что касается суда, то мы проконтролируем и посмотрим, какое решение там будет принято.

Иван Иванович КОБЛОВ, г. Екатеринбург:

— Я участник Великой Отечественной войны, инвалид первой группы. Отстоял в очереди на улучшение жилищных условий с 1985 по 2003 год. Мне дали квартиру. Так получилось, что ордер был выписан как дополнение к уже имеющейся жилплощади. Квартиру, в которой мы раньше жили большой семьёй, я оставил сыну и его детям. Когда стал оформлять право собственности на новое жильё, мне сказали, что в приватизации надо участвовать всем членам семьи, кто проживает и в той, и в другой квартире.

— Договор о приватизации — это соглашение между вами и администрацией о приватизации жилья. Если вы хотите, чтобы эта квартира оставалась только за вами, то все ваши близкие: жена, дети, внуки, прочая родня, имеют право отказаться от своей доли, на которую они по закону могли бы претендовать и, таким образом, договор о приватизации будет заключен только с вами. Никаких проблем тут нет. Если есть проблемы, то надо обратиться в администрацию города, они могут порешать этот вопрос.

— Уже было слушание в Чкаловском районном суде, где мне в положительном решении отказали. Я тогда лежал в больнице и не мог возразить… Мне бы хотелось полюбовно всё решить.

— Полюбовно, видимо, уже не получится. Мы посмотрим ваше дело, оставьте телефон, и мы вам позвоним.

— Иван Кириллович, спасибо вам большое, за ваше сложное, но такое нужное дело!

— Вам спасибо. Будьте здоровы!

Сергей Геннадьевич ЖЕНИХОВ,

г. Тавда:

— Иван Кириллович, к вам обращается многодетная семья. Мы с женой бюджетники. Супруга моя работает акушером-гинекологом в женской консультации. Так как врачей в районной больнице не хватает, то ей приходится дежурить в роддоме и стационаре по ночам, в праздники и в выходные дни, ещё она ведёт диагностику УЗИ. Таким образом, замещает сразу трёх специалистов. При выходе на «лист нетрудоспособности по беременности и родам» семье заплатили максимальный размер, установленный Фондом социального страхования, а не средний заработок.

Как вы считаете, нарушаются ли принципы страхования и нарушается ли Конституция РФ в виде ущемления прав на выплату пособия, согласно Федеральному закону № 216 от 25 ноября 2008 года «О бюджете Фонда социального страхования на 2009 год», где установлен максимальный размер пособия по беременности и родам? Мы обратились в районный суд, чтобы нашу норму также признали неконституционной и выплатили средний заработок, но нам отказали.

— Вы задаёте мне провокационный вопрос. Есть решение Тавдинского городского суда, с которым вы не согласны. Вы, наверное, собираетесь написать кассационную жалобу, которая придёт в областной суд. Ну как же председатель областного суда сможет вам сейчас сказать свое мнение? Когда дело дойдёт до суда, то судьи сядут рядком, да посоветуются ладком. Они изучат закон, о котором вы говорите, почитают постановление Конституционного суда РФ о конституционности или неконституционности определённых норм и порядка расчётов.

Я вам сейчас могу одно сказать: если вы будете не согласны с решением суда кассационной инстанции, а это тоже судьи коллегии по гражданским делам областного суда, то вы можете реализовать своё право на подачу надзорной жалобы в президиум областного суда. Вот тогда я, как председатель президиума — у меня две должности: одна чисто судебная, а другая — административная — буду не только вправе, но и обязан ответить вам на вопрос: правы вы или не правы. Если я вам скажу сегодня ответ, то какой-же тогда конституционный суд будет впереди? Это будет что-то иное, но не суд.

Лариса Александровна ЗЫРЯНОВА,

г. Екатеринбург:

— С октября 2008 года по 14 января нынешнего года я работала в торгово-экономическом техникуме ночным вахтёром. По трудовой книжке меня принимать отказались, так как я инвалид третьей группы. Четырнадцатого января, когда я пришла на работу в ночь, то увидела записку дневного вахтёра о том, что смена у меня последняя. В другой раз охранники мне просто не открыли дверь. Я обратилась в Ленинский районный суд с иском о выплате заработной платы. Только 14 августа пришло уведомление, что я могу получить деньги. Потом я ещё подала иск, где просила 10 тысяч рублей морального ущерба, а мне присудили выплатить только одну тысячу, платила адвокату за составление иска три тысячи, а суд присудил возместить две тысячи рублей. Суд прошёл 25 августа, но почему мне решение ещё не выдали?

— Я так понимаю, что Ленинский суд принял решение 25 августа и частично удовлетворил ваши требования?

— Да. Я буду ещё по другому поводу обращаться — по ночным переработкам.

— Вы понимаете, решение суда ещё надо оформить. Надо написать, когда вы поступили на работу, кем вы работали, был у вас срочный трудовой договор или договор на неопределённый срок, нужно определить ваш правовой статус. Судья это должен описать в своём решении. Думаете, что судебное решение это так: сказал «да» или «нет», и всё — будь здоров. Нет же! Судья должен всё это аккуратно сложить, написать, чтобы это было понятно в областном суде, чтобы было понятно в Верховном суде, если вы туда будете жаловаться, и при необходимости, если будете писать в Европейский суд, чтобы и там поняли, почему судья принял такое решение. Решение суда — это очень ответственный и нередко очень громоздкий документ. Я полагаю, что если 25 августа принято решение, то судья ещё только приступил к работе над документом. Вы потерпите немного. Если вы ждёте решения и не намерены его обжаловать, то вам его выдадут тогда, когда оно вступит в законную силу, случится это через 10 дней после вынесения решения. Кто из судей рассматривал дело в Ленинском суде?

— Рябков.

— Вот и хорошо. Это хороший, молодой, но вместе с тем и опытный судья, знающий гражданское и трудовое законодательство, поэтому вы подождите немножко. Судьям даётся пять дней для изготовления решения.

— Я этого не знала…

— А вот: надо ходить в юридическую школу. Сидели по ночам сторожили, наверное, кроссворды разгадывали, а надо было брать Трудовой кодекс, комментарии к нему и читать по ночам.

Иосиф Маркович ТАРАНТАЕВ,

г. Верхняя Пышма:

— Иван Кириллович, я вначале хочу поздравить вас с юбилеем областной судебной системы! Мы следим за вашей деятельностью из прессы.

— Да, 14 сентября будет 135 лет екатеринбургскому правосудию. Вы прочитали «Областную газету»? Уважаемая газета — очень тепло о нас написала, мы поделились своими воспоминаниями.

— Я прочитал и порадовался, что у нас судебная система существует, но хотелось бы, чтобы она ещё лучше работала. Так в моей жизни получилось, что часто приходится бывать в суде. По регламенту суд очень мало времени отводит на рассмотрение кассационной жалобы: 10–15 минут. Для того, чтобы стороны объяснились, нужно больше времени, хотя бы полчаса.

— Если вопрос в этом, то я вполне разделяю ваше мнение. Поверьте, это не от того, что судьи не хотят вас выслушать. Если вы у нас были, то знаете: во вторник и четверг, когда идёт приём по гражданским делам, коридоры областного суда — теперь большие, просторные — полностью заняты посетителями, словно на вокзале. Поэтому нет никакой возможности увеличить время на рассмотрение жалоб. Единственное решение: увеличить количество судей, чтобы они могли дольше вас слушать. Сейчас судьям, которые занимаются гражданскими делами, приходится рассматривать по  15–20 дел за два дня. В понедельник и в выходные дни они готовят эти дела, во вторник их перепроверяют, а уже в среду, ещё не успев отписать предыдущие решения, им приносят новые дела, и снова судьи сидят и слушают людей. Поэтому единственный выход: пишите Президенту РФ, пишите председателю правительства страны о том, что необходимо увеличить штат судей, они, бедные, даже на обед уйти не могут.

— Я им сочувствую.

— Я тоже им сочувствую, и вам сочувствую. Когда человек приходит в суд, ему хочется всё рассказать: с предисловием, со своим подходом к проблеме. Но надо делать это максимально чётко: было такое решение суда, я с ним не согласен в том-то и в том-то, не согласен потому-то и потому-то. Судьи вас поймут. Если будете рассказывать всю историю вопроса, то вас прервут, потому что слушать длинные рассказы судьям некогда. К сожалению, мне приходится в этом признаваться, мы ничего сделать не можем. Мы тоже люди. Нам нужно в отпуск сходить, некоторые болеют, другие ездят на учёбу, кому-то надо поручить проверить работу суда Верхней Пышмы или любого другого города области. Отвлекаем людей от работы. Поэтому судей, рассматривающих кассационные жалобы, очень мало, и они чрезмерно загружены. Вы уж поймите нас.

— У меня второй вопрос о работе мировых судей. Я автолюбитель, десятки лет за рулём. Как-то меня остановил инспектор ДПС и сказал, что я нарушил правила дорожного движения. Я с ним не согласился. Тогда сотрудник ДПС выписал протокол и тут же вручил мне повестку к мировому судье, где уже было указана фамилия судьи и время, в которое мне нужно было явиться в суд. Тут не стыкуется: у меня же должно быть время на опротестование протокола сотрудника ГИБДД в вышестоящих органах?

— Вы придёте в суд по повестке, которую вам выдал инспектор ДПС, и заявите ходатайство о приостановлении производства по делу в связи с тем, что намерены обжаловать действия сотрудника ГИБДД в дисциплинарном или административном порядке. Ничего страшного в этом нет.

— А как же полномочия суда?

— Действительно, это полномочия суда, но дело в том, что чем дольше мы не решаем вопрос о рассмотрении конкретного дела, тем больше шансов, что виновный человек уйдёт от ответственности.

— Я доказал в суде, что прав. Но мне кажется, что судья была загружена чрезмерно, и инспектор не должен был выписывать повестку.

— Я вернусь ещё раз к вопросу о порядке извещения. Этот порядок непорочный. Это, если хотите, инициатива судов, так как она вызвана не только тем, чтобы вас известить, но и необходимостью экономить средства, которых сегодня очень не хватает. Мировые судьи и их аппарат иногда вынуждены покупать бумагу, конверты, картриджи для техники на свои деньги. К сожалению, правительство Свердловской области (на нём лежит ответственность за материальное обеспечение мировых судей) в силу серьёзной потери в бюджете: в нынешнем году только 60 процентов доходов было получено по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, — не может сейчас полностью финансировать мировых судей. Поэтому тут два момента. Первый: как можно скорее известить человека, который обвиняется в грубом нарушении правил дорожного движения. Повестка, согласованная с судьёй на конкретный день, не противоречит закону, об этом Верховный суд в одном из своих писем всё разъяснил чётко. Второй момент: экономия средств, которыми располагает мировая юстиция. Вы сами убедились, если в кассационном порядке отменили то решение, которое принял мировой судья в Верхней Пышме, значит, есть справедливость.

— Справедливость есть, но ведь приходится доказывать!

— А как же иначе? Без оснований и фурункул не сядет.

— Я вам желаю здоровья! Спасибо за внимание.

— Я вас тоже благодарю.

Владимир Николаевич БУСИН,

г. Екатеринбург:

— Всегда с большим уважением относился к работе судебных органов, знаю — работа трудная. Ввиду невозможности обратиться к вам лично, дважды обращался в Верховный суд на действия судей Свердловского областного суда Крицкого и Хрущелёва с жалобой. О их возможности или невозможности рассмотрения жалоб. Пока дело рассматривается, могут нарушиться права тех людей, интересы которых я представляю.

— Давайте мы с вами договоримся о времени встречи, я вас приму.

Владимир Александрович РЯЗАНОВ, г. Среднеуральск:

— Здравствуйте, Иван Кириллович. У меня вот в чём дело: я выплачивал алименты по исполнительному листу. В мае сыну исполнилось 18 лет, а в декабре прошлого года его мать, то есть истица, отказалась получать алименты, не оформив отказ официально. Таким образом, деньги зависли на счёте предприятия, где я работаю. Бухгалтерия с меня требует решение. Я думаю, что приставы должны заставить истицу написать официальный отказ.

— Это её право. Как же мать ребёнка можно заставить получать от вас деньги? Вы откройте счёт на сына и попросите бухгалтерию перечислять деньги туда.

— Я писал приставам, оттуда пришёл ответ: обратитесь в Верхнепышминский суд, там мне написали ответ, что нужно обращаться в суд для решения этого вопроса. То есть я, как ответчик, должен обращаться в суд, чтобы выполнить решение предыдущего суда.

— Я хочу сказать, что есть горе от ума, а есть горе от безумия. Никакой проблемы и никакого вопроса — нет. Ребёнок, которому вы платили на содержание алименты, достиг совершеннолетия. Бухгалтерия должна исполнительный лист возвратить в службу судебных приставов-исполнителей, а эта служба прекратить исполнительное производство и с соответствующими отметками отправить исполнительный лист в суд для приобщения к делу. Но если вы хотите продолжать оплачивать содержание сыну, то я вам советую: откройте счёт и перечисляйте деньги на него. Деньги, которые с вас снимали за пределами совершеннолетия сына, должны быть вам возвращены. Но есть одно «но»: надо учесть, что ребёнок здоров.

— С того момента, как сын стал совершеннолетним, алименты с меня перестали взыскивать. Просто истица не забрала деньги, они зависли на счёте предприятия. Надо чтобы она официально написала отказ.

— Я думаю, что её официально никто не вызовет, пока вы не пойдёте и об этом не скажете. Обратитесь в службу судебных приставов, в чьём ведении находится этот исполнительный лист, напишите официальное заявление, пусть разбираются. Если мама почему-то недопонимает этих вещей, то они ей объяснят. Если она просто решила ультимативно отказаться от этой суммы, то напишет заявление об отказе, и вам деньги вернут.

— Я обращался вместе с сыном к судебному приставу, он сказал: «Какой смысл вызывать её по повестке, если она всё равно не явится?»

— Я вам обещаю следующее: я попрошу председателя Верхнепышминского суда Софью Романовну Шульгину…

— У меня от неё ответ лежит…

— Какой?

— С предложением обратиться в суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения предыдущего решения суда. Теперь я должен снова обращаться в суд, чтобы забрать эти деньги. Но это же абсурд!

— Абсурд, я согласен. Я переговорю с Софьей Романовной, она вас вызовет. Думаю, что на следующей неделе все вопросы будут решены.

— Спасибо.

Нина Александровна ТАНСЫЛОВА,

г. Екатеринбург:

— У меня вот какой вопрос. Мой сын работал на мясокомбинате. В прошлом году, в марте, он уволился с работы, так как там не платили зарплату. Предприятие осталось ему должно 26 тысяч рублей. Писали заявление, нам обещали, что дело передадут в прокуратуру, в суд, но сейчас на заводе собственники сменились, всё затихло. Новый директор распорядился, чтобы никого на территорию не пускали. Как быть?

— Очень просто. Вашему сыну нужно написать исковое заявление в Чкаловский районный суд с просьбой взыскать со счёта комбината 26 тысяч рублей. Никаких проблем. Начисленная заработная плата будет обязательно взыскана. Ссылки руководителей предприятий, которые не выплачивают заработную плату, на то, что нечем платить — безосновательны, учитываться судом они не будут. Будут продаваться станки, будет продаваться оборудование для того, чтобы рассчитаться с долгами перед работниками.

— Они мотивировали тем, что нет руководства, нет директора. Все были под следствием.

— Быть такого не может! Если все под следствием, то есть другие руководители, ведь там остались люди, предприятие работало. У вашего сына есть другой вариант: обратиться к прокурору Чкаловского района Екатеринбурга. Он наделён полномочиями приглашать к себе на беседу руководителя и ставить условие: если ты завтра не выплатишь заработную плату, то послезавтра будешь в тюрьме. Они иногда так аргументируют. Если руководитель этого не поймёт, то тогда надо обращаться в суд. Суд обязательно взыщет эти деньги. Вам понятно?

— Да, спасибо.

Валентина Александровна БЕЗГОДОВА, г. Верхняя Пышма:

— У меня, можно сказать, вопрос рядовой, но требуется ваша помощь. Подскажите возможность решения вопроса двух дольщиков одного дома. Мы вступили в наследство с братом, который отдал свою долю сыну. Племянник живёт в доме, всем пользуется, но у него нет возможности выкупить мою долю.

— Зачем её выкупать? Владейте и вы.

— Вся беда в том, что дом небольшой — 42 квадратных метра. И мы никак не можем его разделить.

— Это как раз тот самый случай, который я за 40 лет своей судебной работы определил так: кое-кто заваривает кашу, а потом эту кашу приглашает расхлёбывать всю область. Я думал, что вы построили коттедж на 800 метров с разными входами, а вы, оказывается, слепили хибару на 42 квадратных метра и сейчас никак не можете её разделить.

— Могу ли я продать свою долю?

— Где же вы найдёте чудака, который купит у вас 21 квадратный метр в частном доме? У юристов есть понятие «дом с начинкой» — это как раз тот случай. Вы никого туда не сможете поселить и ничего не решите. Конечно, можете поставить в суде вопрос о разделе этого дома. Но только имейте в виду, что суд будет решать этот вопрос исходя, прежде всего, из возможности раздела дома в натуре. Пригласят соответствующих экспертов, которые посмотрят на этот дом, придут к выводу, можно или нет сделать два разных входа, чтобы вы, как содольщики, могли жить в этом доме, входя с разных сторон. Если они придут к выводу, что нельзя этого делать, так как может нарушиться прочность дома, то встаёт единственный вопрос — о выкупе доли. Но никто не может заставить вашего племянника выкупить долю.

— Почему я, 60-летняя женщина, должна ждать, когда мой племянник сможет выкупить долю? Век мой короткий. И я бы хотела отдельное жильё приобрести для себя.

— Вам лучше пойти в юридическую консультацию. Пусть адвокаты помогают вам решить эти вопросы. Я думаю, поскольку ваши отношения с племянником уже испорчены настолько, что проживание в одном доме нежелательно, то нужно искать другие пути решения.

— Ещё по земле вопрос: есть какие-то нормативы, как при разделе дома делить земельный участок, который к нему прилегает?

— Пропорционально доли в доме вы имеете право претендовать и на соответствующую долю земли при нём.

— Спасибо вам.

Николай Алексеевич БЕЛЯЕВ, г. Екатеринбург:

— Добрый день, Иван Кириллович! Поздравляю вас с юбилеем областного суда и хочу пожелать успехов в вашем нелёгком труде. А вопрос у меня такой: почему суды первой и второй инстанций в нашей области проводят судебные заседания без присутствия ответчика, а учитывают их письменные мнения в отзывах? Ведь тем самым истец ставится в заведомо неравноправное положение с ответчиком, не имеет возможности оспорить аргументы ответчика — эти аргументы ведь не доводятся заранее до истца. Истец не знает что говорить, а судебные заседания проходят быстро, за две-три минуты.

— Николай Алексеевич, это большой процессуальный вопрос, но на него в нашем законодательстве есть ответы. Если истец обращается с иском, ответчик во время подготовки к слушанию дела знакомится с исковым заявлением и представляет свои возражения, как правило, для того, чтобы и суд знал его возражения, и истец знал его возражения. Это в лучшем варианте. Но, к сожалению, бывает и такая ситуация: ответчик узнал, что есть к нему иск, не соглашается с ним, но и не делает ничего, чтобы изложить свои возражения, аргументы несогласия, а просто отмалчивается и в суд не является. В этом случае, если суд располагает данными, что ответчик точно знает о дате рассмотрения дела, что он точно получил копию искового заявления, суд рассматривает дело исходя из тех требований, которые представил истец. По принципу: не хочешь дать объяснения, участвовать в судебном разбирательстве — это твоё дело. Но тогда суд будет исходить из того, чем он располагает, то есть из того, что представил истец, и будет считать представленное истцом максимально достоверным, максимально правильным и из этого исходить при принятии решения. В этом случае суд имеет право принять заочное решение, которое после вступления в законную силу имеет равные права, такие же, как и решения, принятые с участием ответчика.

Но есть и другие моменты. Допустим, через какое-то время уже после принятия решения ответчик узнаёт, что решение принято, и заявляет, что его не известили. Вернее, известили, но он в командировке был в это время, а извещение, которое пришло ему по почте, пролежало в почтовом ящике, и он его не видел. «Я бы приехал, но я был в командировке, — заявляет ответчик. — Я никого не поставил об этом в известность, но и меня никто не уведомил…». В этом случае суд принимает решение об отмене своего решения, принятого заочно, и вновь приглашает спорящие стороны в суд. Тогда обе стороны уже дают соответствующие пояснения после спора.

А при кассационном рассмотрении дела никто никого не обязывает являться в суд. Закон разъясняет, что районный суд направляет дело с кассационной жалобой, например, истца, не согласного с принятым решением, и извещает спорящие стороны о том, что в такой-то день будет рассматриваться ваше дело по такому-то иску. Если истец, ответчик хотят — могут прийти в суд, там их выслушают, а не хотят — никто их принудительно приводить не будет, так как решение уже принято и будет рассматриваться только кассационная жалоба того, кто эту жалобу написал.

Но если при рассмотрении кассационной жалобы суд приходит к выводу, что в данном конкретном случае было бы лучше послушать обе спорящие стороны, он может принять решение об отложении разбирательства, назначить другое время и вызвать обе спорящие стороны для дачи пояснений. Но, повторяю, это только в том случае, если сам суд посчитает необходимым уточнить что-то, чего нет в материалах дела и в кассационной жалобе.

— Понятно, Иван Кириллович. Но в моём конкретном случае, я подал на областной военкомат иск в суд первой инстанции, мне отказали, я подал кассационную жалобу, причём на рассмотрение жалобы я пришёл в суд и принёс дополнения к иску, связанные с решением первого суда, и представил все расчёты и аргументы которыми, как я считаю, полностью доказал свою правоту. Суд меня выслушал, но оставил в силе все решения первой инстанции. Это их компетенция, я понимаю, но где разъяснения — почему они приняли такое решение?

— Разве в кассационном решении они не написали, почему они с вами не согласились?

— Я сейчас нахожусь в кардиологическом отделении военного госпиталя и ещё не получил этого документа.

— Вот когда получите, внимательно его прочитайте. В определении суда кассационной инстанции расписывается всё. Что такой-то суд принял такое-то решение по такому-то спору, что с ним не согласился истец и привёл такие-то доводы и суд кассационной инстанции, если он не согласился с этими доводами, подробно расписывает со ссылками на закон, почему подавший кассационную жалобу не прав, почему его жалоба не подлежит удовлетворению. Но если, прочитав определение, вы придёте к выводу, что надо жаловаться далее, у вас есть право подать так называемую надзорную жалобу в президиум областного суда. Она будет принята, к ней надо приложить копии решений районного суда и кассационного определения суда второй инстанции со всеми своими аргументами. Мы всё это тщательно проверим, при необходимости истребуем все остальные материалы дела, посмотрим их ещё раз. Если не согласимся с вами — напишем аргументированный ответ, если согласимся, внесём дело в президиум областного суда для коллегиального рассмотрения составом президиума. В общем, после выписки из кардиологии спокойно этим займитесь.

— Да, я так и сделаю. Меня возмутило, что по одинаковым искам одни получают положительное решение в суде, а другим отказывают.

— А в чём суть спора?

— В том, что областной военкомат не пересчитал пенсии военным пенсионерам в связи с изменением минимального размера оплаты труда. Они считают, что изменение МРОТ не является основанием для перерасчёта размеров пенсий военным пенсионерам, хотя федеральный закон этого требует. Но ответчик считает себя вправе не принимать этого во внимание. В суде первой инстанции судья Проняева Галина Александровна отослала меня к решению Верховного суда по этому вопросу, но кто же до меня доводил это решение? Да и Верховный суд не является источником законодательства.

— Николай Алексеевич, всё вы говорите правильно. К сожалению, в нашем государстве встречаются нормативные акты, которые иногда не соответствуют Конституции. Иногда принимаются постановления правительством и другими органами исполнительной власти, министерства и ведомства издают приказы и распоряжения, противоречащие федеральным законам. Поэтому желаю вам довести решение своего вопроса до конца. Спор, который вы ведёте, мне представляется интересным, и я хочу сам посмотреть это дело, когда вы напишете нам надзорную жалобу.

— Я очень вас благодарю, Иван Кириллович и желаю вам здоровья и всего самого лучшего!

— А я вам, Николай Алексеевич, желаю выздоровления, и впредь в кардиологию не попадайте. Всего вам доброго!

Наталья Николаевна КУХАРСКИХ,

г. Ирбит:

— Здравствуйте, Иван Кириллович! Я постараюсь коротко. У меня потеря трудоспособности по травме, знаю, что есть закон по возмещению ущерба по травмам. Я в суды обращалась, у нас тут есть судья Кузнецова Валентина Васильевна, кажется… Она отказывается дать мне положительный ответ на жалобу, поэтому я хочу жалобу подать вам. Я жаловалась в областной суд, но судьи, наверное, связываются между собой, и Шевцова или Шведова — неразборчиво написано, дала мне ответ, что всё в Ирбите правильно решили раньше и сумму, которую я прошу, чтобы организация, где я работала, возместила мне за утрату трудоспособности, не присуждают.

— Наталья Николаевна, вы волнуетесь, давайте я буду задавать вопросы, а вы отвечайте, тогда мы быстрее дойдём до понимания. Судья Кузнецова Валентина Васильевна в Ирбите приняла решение в отношении вас?

— Она отказ приняла.

— Понятно, она отказала в удовлетворении ваших требований. Когда это случилось?

— Давненько, году в  2003-м.

— А почему вы только сейчас оспариваете это решение?

— Я пыталась раньше, но мне заявили, что не все документы подтверждающие у меня собраны. Отправляла в областной суд жалобу, там мне отказали и написали так, что я ничего не смогла прочесть, даже фамилию — то ли Шевцова, то ли Шведова подписала. Потом я пыталась собрать документы, которые от меня потребовали — справки о зарплате и прочие, но сильно заболела сахарным диабетом, а когда болезнь немного приостановилась, сильно заболел муж, и я не могла заниматься сбором документов. Сейчас хочу опять послать жалобу, но не знаю, как всё это правильно сделать.

— Дорогая Наталья Николаевна, вам бы надо найти у себя в Ирбите грамотного человека, который бы взялся вам помочь. Я понимаю, что вам это непросто. Нанять в помощники профессионального юриста, адвоката, вам сложно — ему надо платить деньги, а у вас наверняка таких сумм, какие надо платить за их консультации, нет. Но найдите хотя бы просто грамотного человека, с которым могли бы посоветоваться. Если решение принято ещё в 2003 году, то тут есть сложность. Для подачи надзорных жалоб установлен годичный срок, и, пропустив этот срок, вы уже не можете обращаться.

— Но я где-то читала, что по статье о причинении вреда здоровью срока давности нет и можно в любое время опять подавать в суд…

— Если вы хотите новый иск подавать, тогда вам надо как можно скорее это сделать. Время идёт, память у людей стирается, какие-то документы пропадают. Вы ведёте разговор, как я понимаю, о каком-то трудовом увечье, в результате которого вы стали больным человеком. Чтобы разрешить спор по существу, нужны первичные документы — акт о несчастном случае, подтверждение, что этот несчастный случай связан с производством, что здоровье вы потеряли по вине предприятия и так далее. Во всех этих тонкостях надо юристу разбираться. А если вы больны, да ещё и юридически не подготовлены, вам, конечно, будет очень трудно себя защитить в этом вопросе. Направьте нам имеющиеся у вас документы по этому делу, мы их тщательно рассмотрим.

— Вы можете их сами, лично рассмотреть, чтобы они не попали к Шевцовой или Шведовой?

— Судьи с такой фамилией у нас нет, наверное, вы имеете в виду Шестакову. Но вы напрасно думаете, что другой судья обязательно примет иное решение. Безотносительно того, кто рассматривает дело, есть закон, и любой судья обязан его свято выполнять. Если у вас нет законных оснований для удовлетворения вашего иска, вам откажет любой судья. Так что, если у вас появились какие-то новые документы, подтверждающие вашу правоту, представьте их нам. Я вам желаю здоровья и терпения. Направляйте нам документы.

— Спасибо вам!

Владимир Семёнович СЛОБОДИНСКИЙ, г. Екатеринбург:

— Здравствуйте! Я индивидуальный предприниматель, частнопрактикующий юрист. Мне приходится рассматривать различные дела в суде. У меня два вопроса. Первый вопрос — хочу узнать, приняты ли какие-то меры в отношении мирового судьи третьего участка Октябрьского района Екатеринбурга Бекташевой Галины Сергеевны. Её недавно назначили на очередной пятилетний срок, а вместе с тем в отношении неё по делу, в котором я принимал участие, вынесено частное определение 16 августа 2008 года Октябрьским судом по поводу длительного рассмотрения дела. Кроме того, я сам жаловался на Бекташеву в областной суд и подавал заявление о возбуждении против неё даже уголовного дела в следственное управление при прокуратуре области. Из управления моё заявление переправили в ваш адрес, а от вас, от коллеги Кузнецовой, оно просто было возвращено со ссылкой, что есть определённый порядок подачи таких заявлений. А в отношении судьи Бекташевой ни следственное управление, ни ваш областной суд не принял никаких решений. Я пожаловался на следственное управление в Октябрьский суд, но и там моя жалоба не была удовлетворена, теперь буду жаловаться на них в ваш областной суд. Хочу узнать, какие меры воздействия приняты к судье Бекташевой, взята ли она хотя бы на заметку?

— Я взял на заметку и Людмилу Сергеевну, и вас. Хотя мне кажется, что у вас какое-то слишком уж предвзятое отношение к судье…

— Но у меня было дело, когда за нанесение моему клиенту телесных повреждений она осудила ответчика всего на один год условно…

— Владимир Семёнович, вы же юрист, вот я вас приглашаю в судьи, приходите, поговорим.

— Может, я когда-нибудь и захочу стать судьёй, но не сейчас.

— А вы где работали раньше?

— Я в 1992 году окончил юридический институт и сразу занялся индивидуальным предпринимательством по оказанию юридической помощи гражданам.

— Хорошо, вернёмся к разговору о Людмиле Сергеевне Бекташевой. Если вы полагаете, что можно ставить вопрос о дисциплинарной или даже уголовной ответственности судьи за вынесение им от имени Российской Федерации приговора только потому, что она приговорила к одному году лишения свободы обидчика вашего клиента, а вы ждали более строгого наказания… мне кажется, что вам просто больше заняться нечем.

— Но я имею право на личное мнение?

— Конечно, имеете. Но задавайте, пожалуйста, ваш второй вопрос.

— В 2007 году областной суд выносил частные определения в отношении судей Верх-Исетского суда Майоровой и Кавелина. Им было указано на нарушение процессуального кодекса и Европейской конвенции по правам человека, но эти судьи назначены на длительный срок. Вопрос: почему?

— А почему они не должны были быть назначены? Частное определение — это обращение внимания конкретного судьи на некоторые упущения в его работе. По этим определениям были приняты соответствующие меры. Такие как беседы председателя суда с судьёй, обсуждение характера упущений на совещании судей и другие. Но это не основание для того, чтобы запретить судьям, тем более таким, как Майорова и Кавелин, занимать их должности. Я думаю, что мы здесь напрасно тратим время в пустом разговоре и лишаем возможности других людей задать волнующие их вопросы. До свидания!

Валентин Степанович ОСИПОВ,

г. Североуральск.

— Здравствуйте! У меня вопрос к вам конкретный. У меня инвалидность с детства пожизненная, нарушение опорно-двигательного аппарата. Я индивидуальный предприниматель по рембыттехнике. В начале года служба судебных приставов незаконно сняла с моего пенсионного счёта 535 рублей — 500 рублей якобы в уплату госпошлины областному суду и 35 рублей — за их работу. Но было решение Пермского арбитражного суда о том, что вместо 1500 рублей, тысяча рублей в фонд социального страхования и 500 рублей — госпошлина, я должен заплатить 50 рублей и 10 рублей соответственно туда и туда. Но Арбитражный суд Свердловской области прислал исполнительный лист службе судебных приставов, и они, не уведомив меня, хотя у меня на руках документы есть, что я не являюсь должником, удержали с меня 535 рублей. Я обратился к Горину в службу судебных приставов, чтобы мне вернули деньги, а он отказал, сказал, чтобы я сам искал свои деньги. Я отправил запрос и мне дали ответ, что обратился не туда, что обращаться надо в Пермь. Я обратился к прокурору дважды, но они ничего мне не помогли. Мне теперь на кого подавать в суд — на вас или на Горина?

— Валентин Степанович, но ведь речь идёт об арбитражных судах? Есть Арбитражный суд Свердловской области, а я работаю в Свердловском областном суде. Это не арбитражный суд, а суд общей юрисдикции. В Перми находится 17-й апелляционный суд, который рассматривает апелляции по решениям арбитражных судов первой инстанции, каковым является и Свердловский арбитражный суд. Думаю, что вам надо к ним и обратиться за возвратом удержанной с вас суммы гос-пошлины, если она действительно была удержана незаконно, приложив решение апелляционного суда.

— Для меня, как для инвалида, такие деньги очень важны — моя пенсия — всего полторы тысячи рублей. Кто мне вернёт 35 рублей, удержанных сверх пошлины, деньги потраченные на почтовые расходы и прочие?

— Решайте это через Арбитражный суд области, подайте заявление на имя его председателя Решетниковой Ирины Валентиновны с просьбой вернуть незаконно удержанные деньги. Они примут решение, которое обяжет финансовые государственные органы выплатить вам эту сумму.

— А служба судебных приставов ответственность несёт?

— Несёт, но в данном случае они выполнили распоряжение арбитражного суда, который вправе им приказывать.

— Спасибо.

Людмила Ивановна БРАДИНЕЦ,

г. Екатеринбург:

— Мне выдана подложная трудовая книжка, в которой содержатся сведения о несуществующей организации. Как поступить? В судах, в которые я обращалась, принимают решения, которые меня не устраивают…

— Людмила Ивановна, мы с вами лично знакомы с 1999 года. И на остановках вы меня ловите, и на перекрёстках я с вами встречаюсь, и лично я вас принимал в своём служебном кабинете, и документы ваши внимательнейшим образом изучал. Все ваши вопросы мы уже обсудили за 10 лет. И вы хорошо изучили, как должны решаться судами эти вопросы, так что давайте не будем отрывать сейчас время у других людей. До свидания!

Александр Вениаминович ГОЛИКОВ, г. Каменск-Уральский:

— Иван Кириллович, недавно группа депутатов в судебном порядке пыталась оспорить правомерность предстоящих весной 2010 года довыборов областной Думы, потребовав перенести их на осень. Они считают, что если их переизберут весной, то их полномочия будут окончены на полгода раньше установленного срока…

— Не группа, а два депутата, Евгений Артюх и Дмитрий Вершинин, действительно обратились с соответствующими заявлениями в областной суд. Областной суд недавно принял решение, в котором указал, что они не правы. Это решение ещё не вступило в законную силу. Будут или не будут жаловаться депутаты-заявители — посмотрим. Это их право.

— Спасибо за разъяснение!

Любовь Ивановна МАРКОВА, г. Заречный:

— Здравствуйте, я представляю свою маму, она у меня инвалид от катастрофы Чернобыльской АЭС. В 2008 году мы обратились в суд, потому что ей неправильно было начислено возмещение вреда здоровью. Решение было в пользу мамы, ежемесячные выплаты нам по решению суда производят теперь правильно, а общую сумму индексации с 2000 по 2008 год мы не можем до сих пор получить.

— А ваши документы представлены в министерство социальной защиты области?

— Да, все документы там и приняты к исполнению.

— Значит, вам надо входить в контакт с министром Владимиром Фёдоровичем Туринским, написать ему письмо с просьбой обратить внимание на неисполнение этого судебного решения, министерство соцзащиты закажет в минфине России необходимую денежную сумму и, когда получат её, выплатят вам. Они или не заказали этих денег, или есть какие-то другие причины. Возможно, из-за того, что государство сейчас испытывает финансовые трудности в связи с мировым финансовым кризисом, а долги перед чернобыльцами у государства действительно большие, накопились огромные суммы. Но скорее всего, речь идёт о ненадлежащей работе каких-то конкретных органов и людей по выполнению этого судебного решения.

— А не будет ли срока давности на это решение суда?

— Нет, конечно.

— А может, нам обратиться в Европейский суд?

— Но вы ведь ещё не исчерпали всех правовых средств для решения своего вопроса здесь у нас, в России. Обратитесь в службу социальной защиты населения города Заречного, в министерство социальной защиты области, оно находится в Екатеринбурге на улице Большакова. Зайдите, наконец, в Заречном в суд к Николаю Константиновичу Мусафирову — он вам расскажет, подскажет, поможет решить эти вопросы.

— Огромное вам спасибо!

Нина Константиновна УСИЧЕНКО,

г. Екатеринбург:

— Добрый день, Иван Кириллович! Судя по симпатичному лицу и доброй улыбке на вашем портрете в «Областной газете», я надеюсь найти у вас понимание и помощь. У меня два года тянется судебный процесс, и я бы хотела узнать, есть ли у вас приёмные дни?

— Если есть острая необходимость, я смогу вас принять, но это будет уже в конце сентября или в октябре, потому что 7 сентября я ухожу в отпуск и уезжаю за пределы области, а все оставшиеся дни до 7 сентября у меня расписаны поминутно. Может быть, вы сейчас мне вкратце расскажете, в чём ваш вопрос?

— Нет, я не хочу этого оглашать, у меня дело очень интимное.

— Тогда, Нина Константиновна, запишите номер телефона моей приёмной, ответит Ольга Александровна, которая соединит вас со мной, а я назначу время встречи.

— Но я хочу только лично к вам попасть.

— Так именно это я вам уже и пообещал.

— Спасибо!

Виктор Петрович СЕНЧЕНКО, г. Екатеринбург:

— Иван Кириллович, я начинающий политолог, а вопрос хочу задать вам как одному из руководителей общественной организации «Ассоциация юристов России». Поясните, пожалуйста, чем занимается эта ассоциация и насколько она сегодня необходима нашему обществу?

— Могу сказать вам, что на этой «прямой линии», по которой мы с вами беседуем, телефоны редакции не смолкают. Если линия продлится сутки, звонки, уверен, будут идти непрерывно на протяжении суток. Если бы я не уходил с работы никогда, всё равно была бы великая потребность у людей задавать вопросы. Ведь потребность в юридических знаниях у населения нашего величайшая. Было время, когда в нашей стране работало общество «Знание», в котором было множество секций — и по семейным вопросам, и по культурным, и в том числе по юридическим вопросам. Юристы городов и районов помимо своей работы привлекались к делу юридической пропаганды, ходили по трудовым коллективам, по местам жительства тоже беседовали с людьми, отвечали на их вопросы. Очень популярны были лекции по вопросам трудового законодательства, брачно-семейного законодательства, имущественного права и другим. С упразднением общества «Знание» даже при желании юристы лишены возможности где-то выступить перед людьми, рассказать им о работе судов, прокуратуры, правоохранительных органов, поговорить о предупреждении каких-то преступных проявлений. Да и выступать-то негде. Собственники на свои предприятия юристов для встреч с коллективами не пускают под предлогом, что им могут сорвать режим работы, помешать технологическим процессам. Полагаю, что они ещё и боятся — а вдруг люди пожалуются на какие-то неправильные действия администрации… Потому юридическая грамотность населения сегодня снижается. Мы строим правовое государство, а что это значит? Правовым может быть только такое государство, в котором граждане знают законы, подчиняются им. И вот, наконец, нашлись мудрые люди — представители правительства, министерства юстиции, юридических подразделений Государственной Думы, представители Счётной палаты и выступили с инициативой объединить юристов страны в общественную организацию, на которую была бы возложена святая обязанность нести юридические знания в массы. Такой организацией стала Ассоциации юристов России, уже принят её устав, в котором определены цели, задачи, порядок приёма в члены ассоциации. В каждом субъекте федерации созданы региональные организации этой ассоциации, а внутри них создаются первичные организации. У нас в области уже примерно в 30 муниципальных образованиях созданы первичные организации. Но, к сожалению, юристы не очень стремятся вступать в ассоциацию. На 3 съезде ассоциации её председателем избран Павел Крашенинников. Съезд поставил задачу оказывать бесплатную юридическую помощь населению, но тут есть сложности. Я, например, — юрист, и мог бы кому-то что-то подсказать в правовых вопросах, но как судья в силу своего должностного положения, не могу консультировать по конкретным вопросам судебного спора одну из сторон. Прокуроры оказываются в таком же положении — они обязаны защищать права людей, но не могут консультировать кого-то против кого-то в конкретном деле. Более всех такая работа подходит адвокатам, но они бесплатно работать не хотят. В России созданы и работают в течение двух лет всего 10 юридических бюро, в том числе одно у нас в области, которые под эгидой адвокатуры оказывают бесплатную юридическую помощь малоимущим людям. Это хорошее дело, но адвокаты без особого желания идут туда работать.

Так что мы возлагаем надежду на то, что ассоциация юристов будет максимально широко вести работу по разъяснению правовых вопросов, законов нашего государства, чтобы каждый знал, что выходя утром из дому он уже вступает в правовые отношения с государством и другими гражданами. Определённые юридические отношения существуют везде — и в трамвае, и на работе, и по месту жительства, и в семье.

Мне очень понравились слова, которые изрёк в одном из своих обращений ныне уже ушедший от нас патриарх Алексий II: «Выше закона может быть только любовь. Выше права может быть только милость. Выше справедливости — только прощение. Всё имеет пределы, кроме милосердия». Если мы будем руководствоваться этими словами, значит, мы — на верном пути.

Николай Степанович ТИМОФЕЕВ, главный редактор «Областной газеты»:

— Время

опубликовано 13.03.2010 00:51 (МСК)